Rss Feed
Заказывайте офисные кресла в Новосибирске с доставкой.
Яндекс.Метрика

Записки Синей Птицы (02)

Проснувшись ни свет, ни заря, я со скоростью раненной черепахи поползла в ванную, приводить себя в порядок. Заплетя на голове какую-то каральку, я поправила чёрное форменное платье и белый передник, напоследок, глянула на себя в зеркало и побежала на кухню, готовить завтрак всем обитателям дома. На часах было уже полвосьмого, а это значило, что через полчаса проснётся миссис Крейг, а ещё через час она спустится в столовую. Встав перед холодильником, я задумалась: что приготовить на завтрак? Мадам не жалела денег на продукты, поэтому я могла реализовать любые свои кулинарные фантазии, но вся проблема состояла в том, что большинство моих блюд были либо слишком тяжелы для завтрака, либо слишком роскошными. Помозговав хорошенько, я вынула из холодильника десяток крупных яиц, которые собиралась сварить в мешочек, аппетитно пахнущую брынзу, немного ветчины, масло, хлеб и солёную рыбу. Из ветчины можно сделать лёгкий салатик, брынзу и яйца подать по отдельности, а из рыбы сделаю бутерброды. Нарезать ещё фруктовую тарелочку и получится весьма миленько. Воодушевившись идеей, я достала из буфета ножи и дощечки и принялась готовить завтрак. Надо сказать, что как только я устроилась на работу в дом Крейгов, хозяйка заявила, что вся прислуга будет питаться так же, как и она сама, поэтому с готовкой проблем не возникало. Когда салат был готов и я уже собиралась ставить кофе, позади меня послышались шаги.
- Мэр, если мадам уже проснулась, то можешь передать ей, что завтрак почти готов, - не поворачивалась, сказала я.
- Я непременно передам это тётушке. Доброе утро, Герма, - в голосе Блэка звучало явное веселье.
- О Боги! Как вы меня напугали! Доброе утро!
- Вы, вероятно, спутали меня со своей подругой?
- Да, простите. Просто, обычно, на кухню никто не спускается так рано. Никто, кроме прислуги. Ещё раз извините, - доставая из холодильника сливки, извинилась я.
- Ничего страшного, бывает. Вы позволите присесть? – обратился ко мне юноша.
- О Боже! Ну разумеется! Чего вы спрашиваете?
- Ну… судя по всему, на кухне вы главная, - усмехнувшись, произнёс он.
- В некотором роде. Да, я ещё хотела извиниться перед вами за вчерашнее. Я повела себя очень грубо.
- О, я уже забыл. А что, если не секрет случилось?
- Не секрет. Я разгребала чердак, а это такая морока! – я сердито помотала головой и принялась расставлять на поднос тарелки.
- О-о-о!!! – захохотал парень. – Тётушкин бардак на чердаке уже давно стал притчей во языцех, среди моей родни. Покажите потом, как вы разгребли эти Авгиевы конюшни?
- Если предоставится случай, покажу, сэр! – с насмешкой произнесла я. Мне уже давно надоело это выканье с ровесником.
- Герма! Давайте перейдём на «ты»! Мы, кажется, ровесники.
- Ничего не имею против, - не успела я договорить, как на кухню ворвалась запыхавшаяся Мэриголд.
- Мэр! Привет! Ты чего!
- Привет, Герма! – кивнула мне подруга и с праведным гневом воззрилась на моего собеседника. – Мистер Блэк! Ваша тётушка уже весь дом на уши подняла, а вы тут трещите без умолку, как сорока! Если из-за вас меня уволят, я вас прокляну!
- Не горячитесь, мисс! Я уже ухожу! – сверкнув глазами, сказал Джордж. – Пока, Герма! – и, быстро взлетев по лестнице, удалился.
- Нет, ну ты видела этого нахала?! И когда ты успела с ним подружиться? – накинулась на меня подруга.
- Да не друзья мы вовсе! Просто поболтали! – пожала я плечами.
- Ага-ага!
- Просто поболтали! И нечего мне тут агакать! Стивен, леший тебя задери!
- Привет, дамы! – лакей был полон хорошего настроения. – Я весь во внимании, Гильда!
- Не смей меня так называть! Возьми поднос с тарелками, приборами, чашками и бокалами и отнеси всё это в столовую. Джон! – позвала я нашего дворецкого.
- Да, Герма?
- Поднос в лапы и вперёд! Вернётесь – будем завтракать, - распоряжалась я, накрывая стол для прислуги. Так начиналось каждое моё утро, поэтому все мои движения были точны и привычны.
- Мэр, а чего ты так накинулась на Блэка? – поразмышляв, поинтересовалась я.
- Знаешь, какую гневную отповедь мне прочитала наша ведьма, после того как не нашла своего драгоценного племянничка?! – сразу взъерепенилась подруга. – Это надо было видеть! К тому же, он меня задолбал!
- А вы знакомы? – слегка опешила я.
- Ага, знакомы. Мы учились в одной начальной школе.
- Что, за косички тебя дёргал? – моей иронии нет предела, ага.
- Да Боже меня сохрани!!!! Я тогда, благо дело, каре носила, - на кухню уже вернулась вся прислуга и с интересом слушала рассказ Лоркан.
- Тогда что???
- Жить мешал, вот что! – насупившись, заявила девушка.
- О-о-оо! Ну это серьёзное преступление против личности!!! Ладно, завтракаем и за работу. Нам с тобой ещё книги в библиотеке разбирать, а мне в магазин топать.
Завтрак проходил в тишине. Каждый, мысленно погружался в свои проблемы, заботы, радости и печали, я, например, ужасалась при одной мысли, сколько книг мне придётся сегодня перебрать в библиотеке. И ведь это не какая-нибудь там фантастика, а занудная юридическая литература. Хоть мой отец и был юристом, эту профессию я никогда не любила. Мне было интересно изучать историю, литературу и, конечно же, психотип человека. Психологом мне хотелось стать с детства. Решать душевные проблемы людей для меня всегда было в радость, хотя, почему-то мне всегда хотелось работать с трудными подростками, такими как я, например. Хе-хе.
Позавтракав, Мэр побежала разгребать завалы библиотеки и глотать многолетнюю пыль, а я принялась мыть горы посуды. Вот, все говорят, как я прекрасно со всем этим справляюсь, но никто ещё не просёк, как меня это бесит! Нет, готовить я обожаю, уборка… ну тож ничего так, но мытьё посуды! Убивает и бесит! У-у-у! Сейчас разгрохаю эту чёртову салатницу! Ну кто придумал столько завитушек? Хотя, нет, не разгрохаю, - с грустью подумала я. Меня потом отсюда вытурят взашей. А, кстати, надо будет потом поинтересоваться, чего этот Блэк сюда суётся? Вроде, наследник богатой вдовушки, чего со слугами-то общается? Или совсем уж замучили разговоры о собаках? Ах да! Забыла упомянуть! Моя хозяйка страдает нездоровой любовью ко всяким шавкам. Весь дом скоро обтяфкают четыре нагленькие собачонки, причём разных пород.
Моник – симпотненький такой мопсик со светлой шёрсткой и совершенно невыносимым характером. Больше всего любит рыбу и доводить меня до белого каления.
Кендра или Кер – вредная, наглая чихуашка, у которой есть странная симпатия грызть чьи-то тапочки, поэтому мадам распоряжается покупать для неё восемь дешёвых тапок в неделю.
Эмильано или Эмиль – о! Это просто притча во языцех всего района! Огромная немецкая овчарка, которая… любит пить разведённую в молоке детскую присыпку.
И, наконец, Айсис. Чудная белая дожиха, которую я очень люблю, да и она меня, собственно. Сейчас это милое создание сидела возле своей миски и терпеливо ждала, когда я дам ей корм. Сейчас, последняя тарелка осталась. Вот так.
Подойдя к холодильнику, я вынула оттуда большую пачку собачьего корма, пачку с присыпкой, молоко и рыбу. Разложив всё это по мисочкам, я, прихватив с собой цветную щётку для пыли, побежала в библиотеку.
Работа там просто кипела. Вот за что я люблю Мэриголд, так это за то, что в её руках работа спорится. Три громадных стопки уже были уложены в коробки, а четвёртая была уже на подходе.
- Мэр, быстро же ты! – воскликнула я.
- Да если бы это ещё я сделала! – буркнула мне подруга.
- Не поняла?
- А чего ж тут непонятного-то? – ответила вопросом на вопрос подруга, указывая куда-то в сторону. У стола стоял племянник миссис Крейг и укладывал книги в стопки.
- Та-ак… Это ещё что такое?! – агаськ, руки в боки, грозный тон и молнии из глаз. Ми-иленькая, воспитанная девочка.
- Решил помочь старой подруге! – улыбнулся во все тридцать два зуба этот нахал.
- Так, а ну пошёл отсюда нафиг! – огромным фолиантом в руке и с растрёпанными космами я была как… Санта-Клаус, после раздачи подарков.
- Ладно, не кипятись! Уже ушёл! До встречи, Голда!
- Свинья! – Лоркан даже запустила в него какой-то брошюрой.
- Тише, тише! – я приобняла плачущую подругу за плечи. – Всё хорошо. Он того не стоит. Знаешь, сколько раз мне так нахально отвечали? Если бы я каждый раз ревела, то наревела бы уже второй Индийский Океан.
- Хех! Правда? – усмехнулась Мэр сквозь слёзы.
- Честное поттерманское!
- Ох, ты всё поттеришся? – подруга утёрла слёзы и принялась смахивать пыль с очередной юридической махины.
- Ага, есть грех. Так, ладно, хорош бездельничать! Итак много времени потеряли, - воскликнула я и потянулась к какой-то книженции.
Потом дело пошло быстро. Я смахивала пыли с книг и убирала их в коробки, а Мэриголд подтаскивала новую «юрид. макулатуру», как я её окрестила. К моему величайшему неудовольствию таковой было много, а у нас и так ещё дел было выше крыши. Поэтому, не выдержав, я побежала в коморку с уборочными инструментами, схватила пылесос и прошлась им по всем книгам. Эффект превзошёл мои ожидания: от пыли не осталось и следа, а книги нужно было только уложить по стопочкам и расшвырять по коробкам.
- О Боже мой! Герма! Как так?! Мне даже в голову не пришло такое простое решение! – возопила напарница.
- Тихо, тихо! Не вопи! Я, видимо, переживаю из-за всяких индюков меньше, вот мне и приходят в голову такие простые мысли.
- А всё простое, как известно, гениальное.
- Не ворчи! Давай быстрее сложим эту груду и пойдём отсюда. Нам ещё цветы поливать по всему дому и кое-что погладить нужно, а мне ещё в магазин. Так что дел по горло, - говорила я, как угорелая носясь между столами и расшвыривая книги в разные коробки. Когда с этим было покончено, моя подруга полетела на второй этаж, поливать цветы, а я потащилась в служебные комнаты, гладить кучу белья, накопившегося за два дня. Включив утюг и врубив на телефоне свою любимую группу, я принялась заниматься этим скучным и монотонным делом. Хотя, чего я жалуюсь? Это по крайней мере лучше, чем мытьё посуды. Тут не надо вышкрябывать и оттирать, тупо гладь себе и всё. Хотя, с большим удовольствием я бы сейчас почитала какой-нибудь роман, например « Айвенго». Я люблю Вальтер Скотта, он интересно писал, хотя Дюма я люблю больше, наверное потому, что я с детства обожала его роман « д, Артаньян и три мушкетёра». Помню, когда была маленькой даже выпросила у отца искусственную шпагу и носилась с ней по всему двору. Подруги меня не понимали. Их интересовали наряды, куклы, гламурные мультики и журналы детской моды. Они и выросли такими, тогда как я никогда не могла похвастаться ни презентабельной внешностью, ни красотой одежды. С детства я любила джинсы, огромных размеров майки, толстовки и кожаные куртки. Юбки я носила редко, платья только на работе, а от оборочек, рюшечек и розового цвета меня просто тошнило. Внешность у меня самая обыкновенная: серые, ничем не примечательные глаза, костлявая фигура, заострённый подбородок, волосы, разве что ярко-синие и прямые, хотя по природе они у меня русые.
За такими вот размышлениями я закончила работу, выключила утюг, и понесла вещи хозяйке в гардеробную. Здесь были только её вещи, так что оставалось только положить всю эту стопку в комод. Быстро управившись с этим, я побежала к себе в комнату, переодеваться. Нужно было сходить в магазин за продуктами, заскочить в цветочную палатку и купить тюльпаны, которые так любила миссис Крейг и, разумеется не забыть тапочки на неделю, а то Кер меня сожрёт. Вытащив из шкафа первые попавшиеся джинсы и майку я натянула их на себя, поправила свои патлы, схватила чёрный рюкзак и побежала вниз по лестнице. По дороге я встретила Мэр.
- О, Герма, ты в магазин? – дождавшись утвердительного кивка, Лоркан продолжила. – Заскочи тогда в аптеку, купи мышьяк.
- Так, а это ещё зачем?
- А чтоб этого самовлюблённого нарцисса травануть. Задёргал уже.
- Ну уж нет! Он, конечно, не подарок, но я не хочу садиться в тюрьму из-за пособничестве в убийстве, - рассмеялась.
- Ох, ну ладно. Тогда я его задушу.
- Это слишком жестоко! Лучше заставь его полоть грядки, а то мне не охота этим заниматься.
- О, мысль! – и ускакала по лестнице. Надо полагать, ловить нагленького племянника миссис Крейг.
Я же, сбежав по лестнице, вышла через чёрный ход на улицу и замерла: так было чудесно. Сейчас было только начало июня, но солнце уже пекло, согревая промёрзшую за зиму Землю. Небо сияло голубизной, а среди многочисленных пальм и эвкалиптов пело множество разных птиц. Жизнь здесь просто кипела: все куда-то спешили, что-то делали, люди поражали своей оригинальностью настолько, что я со своими синими волосами и тараканищами в голове отходила на незнамо какой план, повсюду пестрили рекламные плакаты и вывески магазинов, какой-то идиот намалевал на асфальте масонский знак… всё это так несказанно умилило меня, что я, воткнув в уши наушники побежала к ближайшему универмагу.
Так, что там надо купить? Чай, собачий корм, молоко, сливки, три бутылки апельсинового и персикового сока, яйца, хлеб и сыр. Как это всё в холодильник влезет? Ну да ладно, не моя забота. Ах да! Ещё тапочки. Я ходила среди рядов с продуктами, иногда кладя что-то в тележку, и думала: вот чего ради этот Блэк лезет ко мне и к Мэр? Общаться не с кем? Сходил бы прогулялся что ли, может и найдёт учёного собеседника, а то и Мэриголд, я смотрю выбешивает и работать мешает. Так, это что, сыр такой… розовый? Бе-е! Я такой точно не возьму! Ой, Великий Божечка! Одри! Я бросила эту розовую хрень на полку и поспешила скрыться за стеллажами с соками.
Одри Тарлтон удивительной глупости человек. Учась со мной в одном классе, она надоедала мне до тех пор, пока я не перешла на домашнее обучение. Она была моей полной противоположностью. Красила волосы в перекидролевую блонду, носила мини юбки, высокие каблуки и какие-то несуразные топики. Самое кошмарное было то, что она и впрямь считала себя неотразимой! Я её на дух не переношу!
Быстренько расплатившись, я сломя голову бросилась прочь из магазина. Как оказалось, не зря6 Одри вышла через минуту, озираясь по сторонам.
- От кого прячешься? – услышала я позади себя мягкий баритон.
- Блэк! Ты всегда будешь меня так пугать?!
- Да! – нагло осклабился этот нахал.
- Слушай, вот чего ты привязался, а? Можно подумать, в доме общаться не с кем, - фыркнула я, заходя в цветочную палатку.
- Не с кем. А привязался я чисто из интереса. Ты ведь единственная умная девушка которую я знаю.
- В смысле, умную? – не поняла я.
- Да в самом прямом. Ты единственная, ну за исключением Голд конечно, девушка, которая послала меня куда подальше как только познакомились.
- О, это было не трудно! Будьте добры букет во-он тех белых тюльпанов. Сколько? Один доллар десять центов? Возьмите, - расплатившись за тюльпаны, я вышла из палатки и направилась в сторону дома.
- Слушай, на тебя глянешь и подумаешь, что ты куда-то спешишь, причём всегда, - обратился ко мне Блэк.
- Я спешу жить, Блэк. Это важно.
- Ясно. А кем ты собираешься стать? Физиком?
- Вот ещё! Психологом. Хочу работать с такими же трудными подростками, как и я.
- Ты трудный подросток? – хохотнул юноша.
- А не видно?
- Честно? Не видно.
- Купи очки! – хмыкнула я, заходя в дом через чёрный ход.
- У меня стопроцентное зрение.
- Вполне вероятно. Да, кстати, Мэриголд хотела тебя отравить.
- Да? И зачем?
- У неё и спроси! Всё, пока! У меня дел много, - крикнула я, захлопывая дверь.
Ох, Божечки! Как же он мне надоел! Теперь я понимаю, почему Мэр от него бесится. Действительно жизнь портит. Так, сколько там времени без семи два? Время ещё детское. А это что такое? Мадам зовёт? Ох, не было забот, называется.
Быстренько переодевшись и завязывая на ходу передник, я помчалась вверх по лестнице, к жилым комнатам. Миссис Крейг действительно меня вызывала, чтобы сообщить о том, что уезжает в гости к подруге до завтра. Правильно её поняв, я направилась в сторону её гардеробной, достала от туда фиолетовый летний костюм в красную крапушку и туфли в тон. Надо сказать, вкус хозяйки всегда вводил меня в замешательство, а порой, и в состояние ступора. Хотя бывает и похуже. Переодевшись, мадам спросила купила ли я тапочки одной из её питомиц и, удовлетворившись ответом, укатила в гости на своём ядовито-красном « Вольво».
Вздохнув, я забрала из почтового ящика свежие газеты и побрела на кухню. Сделаю себе кофе, заберусь в мягкое кресло и перечитаю-ка заново своего любимого «Гарри Поттера и Узник Азкабана». По моему, нет ничего увлекательней этой книги, особенно я люблю тот момент, когда Люпин рассказывает Гарри, как всё было на самом деле. А фраза Сириуса: « Я бы умер, но не предавал бы друзей». Восторжище! Зачитавшись, я не заметила, как пролетела время, а когда глянула на часы, обнаружила, что уже без пяти три! Вот что значит, поттермания!
Вскочив с кресла, я помыла чашку из под кофе и принялась греть вчерашнюю картошку и шарлотку. Раз уж мадам уехала, скормлю Блэку вчерашний недоеденный ужин. Так, чай. Я, кстати, терпеть не могу плохие чаи, меня просто трясёт. Поэтому сейчас, намудрив что-то из бергамота, сушённой клубники и ромашки я сделала невероятно вкусный, ароматно пахнущий напиток. Подняв глаза, я заметила, что за мной кое-кто наблюдает.
- Интересно, это у тебя такая особенность, ходить тихо и незаметно? – недовольно пробурчала я.
- Вполне возможно. Герма, я могу пообедать здесь, а не в этой безвкусной столовой?
- Почему нет? Это твоё право. Хотя этим ты, вероятно, вызовешь большое неудовольствие Мэр.
- Вот и чудненько! – усмехнулся этот болван.
- И чего тебе так нравится её бесить? Она милая.
- Ты её в детстве не видела.
- Ты меня в детстве не видел! Я удивлена, что никого не пришибла в то время.
- Была маленьким монстриком?
- Что-то вроде. О, привет, Мэр! – в комнату вошла моя подруга и при виде своего одноклассника скорчила недовольную гримасу.
- Вы не возражаете, юная мисс, что я составлю вам компанию за обедом? – ехидно поинтересовался Блэк.
- Даже если бы и возражала, то это ничего бы не дало! Герма, что сегодня на обед? - садясь за стол, спросила подруга.
- Картошка с мясом и шарлотка.
- Ясно. Кстати, Джон и Стивен ушли куда-то.
- Их проблемы, - пожала плечами я, подавая тарелки. – Да, пока не забыла, тебе посылка.
- От кого? – поинтересовалась подруга, накалывая на вилку кусок говядины.
- От Луизы Стивенсон.
- Ясно. Оставь, пожалуйста, на тумбочке, я потом заберу, - весь обед прошёл вот в таких вот разговорах, а Мэр явно старалась не замечать Блэка. Наверное, он её порядком достал.
После обеда я быстро прибрала кухню, забрала книгу в свою комнату и читала там до самого вечера. Потом, я быстро приготовила жаркое на ужин, подала его на стол, а сама свалила спать. Всё. Я отдыхаю после трудовой недели. Меня не будить!