Rss Feed
Мебель для ванной в краснодаре http://www.gold-age.org.
Яндекс.Метрика

ИСТОРИЯ ДЕВОЧКИ С ГИТАРОЙ (02)

27 мая 1999 года.
Ранним утром, когда весь Лондон ещё спал, в светлую девичью комнату, прокрался солнечный зайчик, и принялся прыгать по стенам и мебели: с обоев на трюмо, с трюмо на стул, со стула на шкаф, и наконец, со шкафа на мирно сопящую девочку. Она спала, положив руки под голову, и чему-то улыбалась. Видимо ей снился очень хороший сон. Но через несколько мгновений приятный сон прервал пронзительный звон будильника.
- Ну чтож ты орёшь, то так, горемычный! – заспано пробормотала Теона, медленно подтягиваясь на кровати.
Будильник действительно зазвенел очень рано, но девушке очень хотелось прийти в школу красивой, поэтому поставила будильник на половину седьмого. Разобравшись с орущим будильником, Теона медленно поплелась в ванну, взяв с собой полотенце и халат. Вымывшись и вытершись, девушка не спеша побрела в свою комнату, достала из шкафа школьную форму: тёмно синий жакет, с эмблемой школы, и юбка в тон. Ещё достала белую блузку без рукавов и кожаную куртку в стиле Шанель. Теона глянула на градусник, висевший за окном. Ага, плюс четырнадцать градусов. Ну ясно дело, тут без куртки не обойтись. На ноги девушка надела чёрные туфли-кеды. Красивые, с женственно-заострённым носочком и шнуровкой. Она никогда не носила в школу туфли на каблуках по двум причинам: во-первых, девушка всегда добиралась на велосипеде и каблуки очень мешали крутить педали, а во-вторых, ей всегда приходилось много перемещаться по школе, и на каблуках было очень неудобно. Одевшись, Теона принялась мудрить с причёской: она сделала три косички и сплела их в одну. Получилось очень мило.
« Красота, ничего не скажешь»! – Теона покрутилась перед зеркалом и осталась довольна. – « Но чего-то не хватает… Ага, поняла! В волосы заколку с ярко-красной розой, а в ушки серёжки. Вот эти, гвоздики с рубином. Красота-а! Ой, я ведь забыла портфель собрать»! – выходные были обычными, но закрутилась она основательно: сначала ходила в церковь с родителями, потом выгуливала Мирабель и Шерри, затем занятия историей и уроки с Кристофом и под конец поход с семьёй в филармонию. Придя домой, она заснула, едва её голова коснулась подушки.
Теперь девушка второпях собирала учебники, тетради и ручки.
« Так, сегодня у нас алгебра, потом э-эм… а потом ИЗО, затем английский, немецкий и наконец, химия. В итоге: четыре учебника, шесть тетрадей, альбом и пастель», размышляла Теона, складывая в кожаный рюкзак школьные принадлежности. Когда девушка была окончательно готова, она спустилась на кухню, где уже возилась трудолюбивая Мэри.
- Доброе утро Мэри!
- А вот и наша школьница! Ух ты, какая красавица! Ну здравствуй, здравствуй! Садись, – радушно поприветствовала девушку Мэри, подавая Теоне завтрак: яичницу с беконом и горошком, кофе и персиковый сок.
- Спасибо, Мэри!
- Ешь, милая, ешь!
Через пятнадцать минут Теона доела и взглянула на наручные часы.
- Ой, уже без полвосьмого! Всё я побежала! Спасибо, Мэри, было очень вкусно! – крикнула девушка, выбегая в прихожую.
- Всем пока! – и Теона умчалась в школу.
- Пока, птичка певчая!
Теона вспрыгнула на велосипед и поехала по дороге в школу. Почему-то она очень волновалась. Наверное, из-за той розы. Но нельзя позволить Милстону победить! Не позволю!
« Он же… ему же на шею гроздьями вешаются! И я хочу отличаться от этого стада! Если я ему действительно нравлюсь, пусть немножечко помучается! О, уже доехала», - Теона легко спрыгнула с велосипеда и направилась к школе. На крыльце стоял парень лет шестнадцати, со светло-каштановыми волосами. Он был одет в чёрные брюки, белую рубашку и тёмно синий пуловер. Вид у него был очень болезненный: бледная кожа, на лице длинный шрам, бод глазами круги и очень усталые глаза. Теона познакомилась с ним в средней школе, и они быстро подружились. Это был Джон Картрайт.
- Привет, Теона! – заметив, девушку он замахал рукой.
- Привет, Джон! Как выходные?
- Нормально, я, кстати, видел тебя в филармонии, – чуть улыбнулся парень.
- А, да. Слушай, Джон, пойдём в школу, а то ты в своём джемпере задубеешь.
- Да, точно, – спохватился Джон. – Пойдём.
И они вместе отправились в школу. Он подождал, пока Теона сдаст свою куртку в гардероб, и они отправились в кабинет алгебры.
- Зря, ты так.
- Что, зря? – не поняла Теона.
- Зря ты так относишься к Брайту. Он на самом деле хороший, просто… просто он привык так себя вести.
- Что ты хочешь этим сказать? То, что он привык вести себя как… взъерошенный петух на ярмарке? Думает, что если выставили на продажу, значит неотразимый! - вспылила девушка.
- О каком петухе речь? – раздался за спиной весёлый голос.
Теона вздрогнула, но ответила, так что у Милстона челюсть к полу припечаталась.
- О тебе Милстон! Как был петухом так им и остался! – воскликнула девушка и, развернувшись, пошла в класс.
- Почему она такая жестокая? – взъерошив свою угольно-чёрную шевелюру, растеряно спросил Брайт.
- Д не переживай ты так! Побесится и успокоится. – Джордж Макнейл всегда помогал другу в тяжёлую минуту.
- Сомневаюсь, она беситься уже больше пяти лет.
- Да ладно, тебе, Фрэнк. Она не такая уж плохая.
- Мд-я-я, судя по всему, наш вездесущий староста всем найдёт оправдание, – озадаченно произнёс Фрэнк Винтер.
- Ладно, пошлите в класс, ребята,- настроение у Брайта улучшилось, и он снова радовался жизни.
И друзья пошли в кабинет алгебры, готовиться к уроку.
Теона тем временем вошла в класс и встретила свою подругу – Элизабет Донатор.
Это была красивая девушка, ростом метр шестьдесят пять, с локонами светло-орехового цвета, личиком-сердечком, коралловыми губками, вздёрнутым носиком и громадными серыми глазами.
- Хай, Теонка! – Бетси была полной противоположностью Теоне, но они дружили уже десять лет, и ни разу не поссорились.
- Привет, Бетси! Как жизнь?
- Чудесно! Сегодня иду в кино.
- Оу! С кем?
- Что, так заметно? – смущённо проговорила девушка.
- Ага, вся светишься. Так с кем?
- С Джорджем.
- С Макнейлом?! – ужаснулась Теона. – Ты что, с дуба упала?! Он же ни одной юбки мимо себя не пропускает! – действительно, Макнейл был очень красив: прямые чёрные волосы, чуть ниже подбородка, серые горящие глаза, весёлая улыбка на губах. Естественно любая девушка мечтала пойти с ним на свидание. Любая, но не Теона. И уж конечно не Селена Портрейт, но о ней потом.
- Ну, тут другое…
- Ох, ладно. Только не говори потом, что я тебя не предупреждала, – и Теона изящно опустившись на свой стул, достала « Унесённые ветром» и принялась читать. Минуты через две её прервали.
- Всё грызёшь гранит науки? Зубки не обломала? – ехидно поинтересовался Брайт. – Дантист не понадобится?
- Если, не отстанешь, то дантист понадобится тебе, – помахивая увесистой книженцией, проговорила девушка, дабы у парня не осталось сомнений, что в случае чего ему понадобится ещё и протезист.
- Оу, какие мы грозные! – притворно испугался Милстон.
- Брайт, отстань, от Теоны, а то можно подумать, что ты влюбился! – смеясь, воскликнула Бетси.
- А что если и так? – улыбаясь во все тридцать два зуба, нахально поинтересовался парень.
- Не верю! – хором воскликнули обе девушки, рассмеявшись.
Но тут прозвенел звонок и прервал их весёлую перебранку. В класс вошла учительница алгебры – суровая профессор Смит.
Это была женщина лет шестидесяти, в темно зелёном костюме, в очках-прямоугольниках и с зачесанными наверх волосами.
- Здравствуйте, дети.
- Здравствуйте, профессор Смит! – хором поприветствовали ученики.
- Садитесь. Итак, проверяем домашнее задание, - ученики раскрыли тетради, а профессор проходила по рядам и заглядывала в тетради. – Морстен, где домашнее задание? – строго спросила Смит, ставя в журнал S.
Так она проверила задания, собрала и выдала тетради и начала вести урок. Целый час ребята решали задачи, примеры и уравнения. Следующим уроком было ИЗО. Когда прозвенел звонок, в класс вошёл профессор Райнес. Это был щупленький молодой человек лет тридцати, он был очень высокий, поэтому всегда сутулился, чуть выпирая голову вперёд, поэтому особо ехидным он напоминал утку. Вот и сейчас, войдя в класс, он ссутулил спину и молча, прошёл к столу.
- Здравствуйте, юные художники и художницы! – гнусавым голосом поприветствовал он.
- Здравствуйте, профессор Райнес.
- Садитесь. Сегодня мы будем писать картины на свободную тему. Воплощайте в жизнь свои фантазии.
Ребята с радостью поддержали учителя и зашуршали альбомами. ИЗО любили все. Это был урок, где можно чуть-чуть похулиганить. В меру конечно. Теона сидела за одной партой с Кристофом, это был удобный момент поговорить.
- Кристоф, сегодня занимаемся историей? – шёпотом спросила девушка.
- Конечно, завтра у меня зачёт.
- Может тогда у меня? Незачем беспокоить миссис Маккинонн.
- Хорошо. Только ко мне всё равно надо будет заехать. За тетрадью.
- Ок, заедем. А потом, ты помнишь, репетиция? Через неделю уже концерт, – у Теоны была своя группа, в которой играл и Кристоф. Он был ударником.
- Да, конечно помню. Давай рисовать, а то не успеем.
И они принялись рисовать. Теона неплохо рисовала и поэтому сейчас решила нарисовать портрет бабушки.
« Будет что подарить ей на день рождения», - думала девушка, делая карандашный рисунок. Она потрясающе рисовала карандашом, поэтому профессор Райнес разрешал ей не раскрашивать рисунки пастелью или акварелью. Вдруг, Теону что-то задело. Это был маленький бумажный шарик. Развернув его, девушка прочла:
« Теона, погуляем после уроков?
Б.М».
« Нахал»! – подумала девушка и каллиграфическим почерком написала:
« Перетопчешься!
Т.Р.», – дёшево и сердито!
Теона запустила шарик по адресу и продолжила рисовать. Милстон, прочитав сообщение, усмехнулся и пробормотал:
« Ещё не вечер».
Весь класс так погрузился в рисование, что не заметили, как прошёл час. Когда звонок прокричал об окончании урока, профессор собрал рисунки и отпустил класс. Затем был английский, который вела мадам Рошель – их классная руководительница. Женщина она добрая и столь же красивая: короткие светлые волосы, белая блуза и чёрные юбка-брюки. Урок пролетел незаметно, поэтому, когда прозвенел звонок, никто не удивился. После английского был завтрак. Теона быстро собрала свои вещи и пошла в кафе внизу.
- Здравствуй, Теона! – поприветствовала её хозяйка кафе, давно знавшая девушку.
- Привет, Карина!
- Что на этот раз возьмешь?
-М-м… можно мне, пожалуйста, мюсли с молоком, моккачино и булочку с изюмом.
- Хорошо, - и женщина поставила на Теонин поднос пиалку с мюсли, кружку с моккачино и тарелочку с булкой. – С тебя шесть фунтов четыре пенса.
- Вот, возьми.
- Спасибо! Приятного аппетита!
- Спасибо!
Теона выбрала столик, возле колонны, поставила на него поднос, расставила мисочки и тарелочки и поставила поднос в окошко посудомойщицы. Вернувшись за столик, она с удовольствием принялась есть.
« Вкуснотища! Обожаю мюсли с молоком! И кофе здесь готовят потрясающе».
- Здесь можно приземлиться? – вопрос Милстона резко прервал размышления Теоны.
- Думаю, если я скажу «нет», то это ничего не изменит. Так, что садись уж.
- Премного благодарен! Приятного аппетита!
- И тебе того же. А где же твои дружки?
- Джордж сдаёт долги по английскому, Джон на совещании старост, а Фрэнк умотался по каким-то своим делам.
Тут к ним за столик подсела Бетси. Теона посмотрела на неё такими жалостливыми глазами, что девушка решила выручать подругу от кошмара по имени Милстон.
- Приятного аппетита, Теонка! – садясь рядом, сказала Бетси.
- И тебе, Бетси! Фу, Господи! Как ты можешь это есть! – скривилась Теона: Бетси ела овсяную кашу с селёдкой и запивала это Кока-колой. Весьма экстравагантно, надо сказать.
- Играюче! – усмехнулась девушка. – Я вот удивляюсь, как ты ешь эти мюсли. К тому же с молоком.
- Ладно, у меня к тебе вот какой вопрос: во сколько ты сегодня идёшь в кино? Мне нужно знать, во сколько ставить репетицию. – Бетси тоже состояла в группе и играла на синтезаторе.
- Фильм начинается в семь тридцать, значит быть там нужно в семь.
- Ага, значит, уроки я делаю с двух тридцати до четырёх двадцати, и репетиция стало быть в четыре тридцать.
- Репетиция как обычно? Полтора часа?
- Да. Знаешь, ты либо бери с собой платье и обувь, либо я тебя за сорок минут в конфетку превращу. Ты, кстати, до кинотеатра как добираться будешь?
- Джордж сказал, что сам меня заберёт.
- Ага! Замечательно! Скажи ему, чтобы подъезжал в шесть тридцать на Риджент-стрит пятнадцать.
- Но ты же сказала…
- Ничего, пусть подождёт, помучается. Ему полезно.
- Хорошо. Теонка, раз мы уже доели, пошли в класс немецкого. Нам ещё подготовиться надо.
- Точно, пошли. Кстати, надо ещё Селенку отловить и сказать во сколько репетиция. – Селена Портрейт была второй гитаристкой группы. Первой была Теона.
И девушки пошли в сторону класса, не замечая, каким задумчивым взглядом проводил их черноволосый парень, сидящий за их столиком.
Зайдя в класс, Теона и Бетси подошли к своей парте, приготовились к уроку немецкого и пошли искать свою подругу – Селену Портрейт.
Селена была лучшей подругой Теоны и Бетси с детства. Их семьи были знакомы давно, поэтому девочки часто друг друга видели и не заметили, как подружились. Она была яркой, милой девочкой, и её даже можно было назвать красивой, если бы она более женственной. Портрейт была очень спортивной девочкой, она наравне с мальчишками играла в футбол и хоккей, носила в основном брюки и джемперы ярких цветов. Но, не смотря на почти мальчишеский вид, она всё равно считалась привлекательной. Чёрные длинные волосы, бледная кожа, точёные черты лица и тёмно карие, почти чёрные глаза. « Вомпэр», как её в шутку прозвали друзья. Сейчас Селена увлечённо спорила с Фрэнком Винтером о том, какая страна победит в чемпионате Европы по футболу.
- Селена, извини, что прерываем, но я хотела сказать, что репетиция сегодня в четыре тридцать у меня, – сообщила Теона.
- Ой, как хорошо! Как раз успею на урок брейк-данса! – захлопала в ладоши гитаристка.
- Ты ещё и на брейк ходишь? – изумилась Донатор. – Как у тебя на всё времени хватает?
- Я просто по свиданкам не бегаю, – усмехнулась девушка.
- Так, пингвины, замолчали! Идите лучше к своим партам, звонок через минуту, – крикнула Теона, подбегая к своей парте. А через мгновение прозвенел звонок. В класс вошёл преподаватель немецкого – профессор фон Шлиманн. Это был низенький, полный человек, с русо-рыжими волосами с пролысиной на затылке и с моржиными усами.
- Gutten Tag, meinе Sch?ler und meine Sch?llerinen!
- Gutten Tag, Professor Schlimann!
- Sitzen Sie bitte! Pr?fungen wir die Hausaufgaben, – после проверки домашней работы, они читали и переводили Гёте, повторяли спряжение неправильных глаголов. В конце урока был лёгкий словарный диктант и когда они записали задание на дом, прозвенел звонок. Теона, Бетси и Селена быстро собрали свои вещи, и пошли на химию. Бетси по дороге в кабинет куда-то ускакала, буркнув что-то невразумительное и Теоне с Селеной пришлось идти на химию, не дожидаясь Донатор. Химию вёл профессор Робертсон. Это был высокий худощавый человек, лет тридцати шести, с длинными, до плеч, сальными чёрными волосами, крючковатым носом и жутко противным характером. На его уроках доставалось всем, даже лучшей ученице класса – Милисенте Дэйвис.
Вот и сейчас, ворвавшись в класс, он поставил «S» двум ученицам, за слишком яркий маникюр, ехидно поинтересовался:
« Долго ли беседы Донатор и Макнейла будут задерживать урок»? – и, наконец, начал проверять домашнее задание. В общем, химия была для подростков хуже горькой редьки. Когда прозвенел звонок, весь класс чуть ли не пулей вылетел из кабинета, наспех побросав книги и тетради в сумки. Выйдя из класса, Теона облегчённо вздохнула: химия всегда отнимала у неё кучу нервов.
- Нет, ну этот химик просто зверь! – раздражённо воскликнула Бетси, догоняя подруг.
- Да ладно, не переживай. Он всегда такой, – хмыкнула Портрейт.
- Слушайте, девочки, я побежала, мне ещё надо вместе с Кристофом заехать к нему, забрать историю, и ехать домой.
- А, ладно, беги, конечно! - хором ответили девушки.
- Спасибо, девчонки, вы прелесть! – крикнула Теона, забирая куртку из гардероба.
- Она… не меняется! – смеясь, воскликнула Селена.
Теона же, птичкой слетела с крыльца и побежала к своему велосипеду, у которого её уже ждал Кристоф.
- Прости, что задержалась. Прощалась с девочками.
- Да ладно, не оправдывайся. Опоздала-то всего на две минуты, – махнул рукой Маккинонн.
- Ну что? Едем? – садясь на велосипед, поинтересовалась девушка.
- Разумеется! - и они вместе поехали в сторону дома Кристофа.
Подъехав к маленькому белому дому, Маккинонн соскочил с велосипеда, попросил Теону подождать и вошёл в дом. Через пару минут парень вышел и ребята продолжили путь.
- Как ты думаешь, Кристоф, сколько фунтов мы сможем собрать с концерта?
- Тысяч пятнадцать. Возможно и больше, но только если мы соберем полный парк народу.
-М-да-а, и это только при условии, что каждый пожертвует фунтов по сто.
- Ну, тут ты преувеличиваешь, но по пятьдесят-шестьдесят должно быть.
- Было бы хорошо, если мы получим пятнадцать тысяч. Это ведь для детей, живущих в приютах.
- Есть люди, которым на это наплевать. – грустно сказал Кристоф.
- Ты вспомнил жизнь в приюте, да?
- Да, я, конечно, был ещё маленьким, но я запомнил, как пришла женщина, которая хотела взять приёмного сына и когда её показали меня, она фыркнула, и сказала, что чернокожий ей не нужен. Ей было наплевать, что мне в приюте было тяжелее, чем всем остальным. А потом пришли мама с папой… и Мара.
- Не думай об этом, Крис. Сейчас у тебя есть семья, друзья. И… и Алиса.
- Да, спасибо. Вы с ней очень похожи, только ты сильнее.
- Зато Алиса человечнее.
- Да уж, конечно! - фыркнул Маккинонн.
Алиса Портрейт была младшей сестрой Селены, с которой Кристоф познакомился три года назад. Ей тогда было всего тринадцать, а Крису уже четырнадцать. Сначала они дружили, а потом начали встречаться, и теперь, Алиса влилась в их компанию.
- Уже приехали, - сказала Теона, когда они въехали на Риджент-стрит. - О, у нас на обед форель-сатэ, – принюхавшись, воскликнула девушка. Ещё тушёные шампиньоны со сметаной и зеленью и пирог с вишней и яблоком.
- Ого! Прости, конечно, но у тебя обоняние, как у Шерри! – смеясь, воскликнул парень.
- Ага, Мирябушка тоже так говорит, - притормаживая и спрыгивая с велосипеда, ответила Теона. – Пойдём, - и они вошли в красивую деревянную калитку.
Поставив велосипеды, рядом с оградой, ребята направились к дому. Теона позвонила в колокольчик, и дверь тотчас же открылась. Их встречала Вильгельма.
- Здравствуйте, фрау Рапс!
- Привет, мама!
- Привет, Теона! Здравствуй, Кристоф! Как здоровье миссис Маккинонн? Как дела дома? – улыбаясь, спросила Вильгельма.
- Спасибо, фрау Рапс, хорошо. Маме вчера нездоровилось, головные боли замучили, но лекарства творят чудеса.
- А как Мара, уже выздоровела?
- Да, фрау Рапс, спасибо. Мара уже здорова, и сегодня пошла в школу.
- Вот и хорошо. Ну ладно, ребята, мойте руки и идите за стол. Сегодня на обед рыба и пирог с вишней.
- Я знаю, мам. А где Мирябушка? – заходя в ванную, спросила Теона.
- А, Мирабель у Бонни. Они решили заняться квиллингом.
- Оу, всё серьёзно! – воскликнула девушка, заходя вместе с Кристофом в столовую. – М-м, как вкусненько!
- Садитесь, ребята.
Пока обедали, Вильгельма задавала вопросы о школе, а Кристоф с радостью отвечал на все вопросы, не забывая, впрочем, расхваливать блюда Вильгельмы.
- Спасибо, мамочка, мы пошли. Нам ещё уроки делать.
- Да, точно! Большое спасибо, фрау Рапс, было очень вкусно.
- Не за что, детки! Ну, идите.
Пройдя в библиотеку, обычно Теона там делала уроки, Кристоф подошёл к первому столу и достал учебники, тетради и ручки.
- Сначала история? – спросил он.
- Разумеется! У тебя же завтра зачёт и потом, мне самой нужно повторить сегодняшнюю тему, – садясь за стул, ответила Теона.
- Тогда приступим!
- Хорошо. Записывай тему: Путь к парламентской монархии. Записал? Отлично. Пиши дальше: Не все английским жителям нравились реформы парламента. Мы рассмотрим два движения протеста в годы революции. Движение левеллеров и движение диггеров…
Теона говорила медленно, чтобы её другу было удобно писать, а сама время от времени заглядывала в свою тетрадь. Через час она решила закругляться.
- … Ближе к шестидесятым годам восемнадцатого века, Англия имела большое количество колоний: Канаду, около тринадцати в Северной Америке, острова в Карибском море, небольшую часть Ост-Индии, фактории в Африке и остров Ньюфаундленд. Пожалуй, хватит, – закрывая тетрадь, промолвила девушка.
- Ты уверена, что не стоит позаниматься ещё?
- Кристоф, мы вчера три часа занимались, и три темы изучили. Этого тебе хватит выше головы.
- Ну, хорошо. Будем делать уроки?
- Да, конечно. Значит, нам нужно сделать алгебру, немецкий и химию.
- А английский?
- Мадам Рошель ничего не задавала. Ты чем это слушал, а?
- Ушами.
- Так, ладно. Пора уроки делать, а то на репетицию опоздаем, - сказала Теона, открывая учебник по алгебре.
Минут на тридцать в библиотеке воцарилась тишина, лишь изредка нарушаемая шуршанием страниц или скрипом стульев. В итоге у Теоны ушло десять минут на алгебру, семь на немецкий и чуть больше десяти минут на химию. Легко. Закончив, девушка покосилась на Кристофа – тот домучивал немецкий.
- Что, проблемы, - поинтересовалась Теона, заглядывая в тетрадь через плечо.
- Да, вот с химией и алгеброй я справляюсь быстро, а с языками… я всё время забываю слова.
- Ну да, тебе всегда лучше удавались точные науки. Стоп, а что тебе не понятно? Всё ведь переведено.
- Не совсем. Я не могу понять вот этого слова.
- Достопримечательность.
- Что?
- Перевод слова - достопримечательность. Ладно, дописывай и пошли, а то опоздаем.
- Да я уже дописал, - складывая книги в сумку, ответил Кристоф.
- Тогда иди в павильон и подожди меня там. Мне нужно переодеться, – павильоном называлась мансарда, обустроенная под музыкальный класс, в котором группа могла репетировать.
Теона тем временем, быстро вбежала в свою комнату, достала из шкафа чёрные джинсы и зелёный джемпер, переоделась, распустила волосы и покрутилась перед зеркалом.
« Так, эти серьги тут совершенно не подходят. Надену лучше золотые висячие серёжки с александритами. Да, так намного лучше. На ноги надену балетки в тон джемперу, и будет в самый раз», - думала Теона, надевая туфли. В дверь постучали.
- Да-да, войдите.
- Теона, мисс Селена Портрейт и мисс Элизабет Донатор ждут Вас в павильоне, – доложила Мери.
-Уже иду.
Теона выскочила из комнаты и побежала через третий этаж в павильон.
- Привет, девчонки!
- Привет! – эк они хором!
- Простите, что опоздала, переодевалась долго.
- Да, ладно, мы только пришли. Кстати, Кристоф, Алиса просила передать «привет», – усмехнулась гитаристка.
- Спасибо, Селена. Я ей сегодня позвоню.
- Так, хорош болтать! Давайте репетировать, – крикнула Теона, беря гитару в руки.
Их группа, в основном, исполняла бывший репертуар «Beatles». Теоне с детства нравилась их группа, поэтому создав свою, она решила исполнять и их песни. Первой песней они прорепетировали «All my loving». Именно эта песня должна была открывать концерт.
- Ребят, а какая песня будет завершающей? – спросила Элизабет, после часовой репетиции.
- Может «Bitter sweet»?
- Или сыграть «Бродвейский джаз»?
- Можно «You got it».
- Теона? – все повернулись к девушке.
- Думаю… думаю лучше всего спеть «You got it». Эта песня нам подходит больше всего. Для «Bitter sweet» нужен флейтист, а « Бродвейский джаз» просто не в тему.
- Ну что ж, тогда репетируем последнюю песню и по домам?
- Да.
Песня спета, а ребята поставили инструменты на место.
- Бетси, ты, что решила по поводу кино?
- Будешь меня прихорашивать? – весело улыбнувшись, спросила Донатор.
- Так чего же мы ждём? – и они все пошли в Теонину комнату.
У кого-то в кармане зазвонил телефон.
- Кристоф, это, похоже, у тебя, – сказала Селена.
- Да, уже понял. Кристофер Маккинонн у аппарата. Привет, Алиса. Всё в порядке. Давай встретимся, и ты мне всё расскажешь. Тогда давай встретимся в Сент-Джеймском парке через полчаса. Пока. Девчонки, я побежал, - крикнул парень, выбегая из комнаты.
- Что это с ним? – недоумённо пожала плечами Бетси.
- Влюбился, – хмыкнула в ответ Селена.
- Да ладно, вам, девчонки. Ну, подумаешь, влюбился человек. Со всеми бывает, – доставая из ящика трюмо плойку, сказала Теона. – К тому же кандидатура вполне достойная.
- Ещё бы моя сестра была недостойной! Но вообще то, ты права, влюблённость случается с каждым. Ну, кроме тебя конечно, – лёгкий поклон в сторону Теоны.
- Ты это о чём? – нахмурилась девушка.
- Зачем ты Брайта высмеиваешь? – выпалила Донатор.
- Да чтож такое-то! Сначала Картрайт привязался с этим вопросом, потом вы! Сколько можно!
- Ну всё таки?
Он задавака, и вообще, на него девчонки гроздьями вешаются, а я не хочу быть такой же, как они!
- Ты и так не такая.
- Нет, Селена, если я соглашусь, это будет выглядеть так, как будто он меня победил.
- Ну, так сама его победи.
- Вот и побеждаю. Ему ещё не одна девушка, кроме меня не дала от ворот поворот.
- М-да-а… С такими темпами ты не скоро с него спесь собьёшь… - задумчиво проговорила Бетси.
- А, плевать! Главное чтобы жить не мешал, а там уж как получиться. Так, звезда наша незакатная, встаём, идём к шкафу и выбираем платье и обувь. Причёску я уже сделала.
- Ой, а можно посмотреть?
- Нет, посмотришь конечный результат. Селена, Закрой от неё зеркало.
- Ладно, - вздохнула Донатор. – Пойдём выбирать платье.
- И обувь, - крикнула Портрейт.
Теона открыла шкаф, вытащила все коктейльные платья, что у неё были, и разбросала их по кровати.
- Выбирай!
Бетси долго и задумчиво разглядывала каждое платье по нескольку раз. В итоге, она выбрала платье цвета топлёного молока чуть выше колена с чёрной вышивкой в виде цветов и ветвей у подола и поясочком в тон. Туфли надела классические, чёрные на каблуке в два дюйма.
- Обалдеть! – воскликнула Селена, глядя на переодевшуюся подругу.
- А теперь… - загадочно промолвила Теона, доставая из шкатулки небольшое колье с чёрным цветочком. – Вот так.
В дверь постучали.
- Войдите, - крикнула Портрейт.
- Элизабет, Вас ожидает в гостиной мистер Джордж Макнейл, - сообщила Мэри.
- Скажи ему, что Бетси сейчас выйдет.
- Хорошо, Теона.
- Вот, тут помада, пудра, твой телефон и ключи, - сказала Рапс, давая Бетси чёрный клатч.
- Девчонки, спасибо за всё! – целуя подруг в щёки, воскликнула Донатор.
- Подожди, вот надень, - и Теона накинула на плечи подруги молочно-белую кофточку.
- Спасибо, пока! – крикнула Бетси, выходя из комнаты.
- Отсидимся в комнате минут пятнадцать, и пойдём на кухню, что-нибудь схомячим. Чай всё равно пропустили, – развешивая платья в шкаф, предложила Теона.
- Давай.
- Слушай, Селена, может, останешься у меня с ночёвкой?
- Ну-у, не знаю…
- Правда, оставайся. Поставим здесь раскладушку, напьемся горячего шоколада с зефирками, поболтаем по душам. Давай.
- Ладно, уговорила. К тому же уроки я уже сделала, а сумку можно завтра забрать.
- Вот и чудненько! Заодно и Бетси её вещи отвезём.
- Замётано!
Бетси тем временем на негнущихся ногах спускалась в гостиную.
« Только не волнуйся, подумаешь, Макнейл в кино пригласил. Ничего необычного».
Спустившись, она увидела в раскрытой двери комнаты Джорджа. Он стоял вплотную к окну. Видимо смотрел вдаль. На дробный стук Бетсиных каблучков он обернулся.
- Привет! Чудесно выглядишь! Это тебе, - он протянул девушке красную розу.
- Привет! Спасибо, роза очень красивая.
- Как и ты. Пойдём?
- Пойдём, - выйдя из дома, Макнейл усадил Бетси в жёлтое такси, обошёл его, и сел сам.
- Элиза, почему ты сказала подъехать сюда? Ты ведь живёшь на Бейкер-стрит.
- Элиза? Так меня ещё не называли, но вообще-то ты прав. Здесь живёт моя подруга, мы репетировали песни.
- Ты поёшь?
- Вместе с группой, да. Сама пою очень редко.
- Ты состоишь в группе? В какой? – изумился парень.
- « Moon River». Я играю на синтезаторе.
- Могу на репетицию напроситься?
- Нет смысла, - улыбнулась девушка.
- Почему?
- Концерт через неделю. В Сент-Джеймском парке. Приходи.
- Обязательно приду. А почему концерт в парке?
- Он благотворительный. Если организовывать концерт в зале, придёт тысяча человек, ну полторы, а в парк на наши голоса будут собираться люди, и кому не жалко пары десятков фунтов на сирот, будут бросать деньги в специальную коробочку, которую потом мы отдадим Лондонским приютам.
- А кто ещё состоит в вашей группе?
- Я, Теона фон Рапс, Селена Портрейт и Кристофер Маккинонн.
- Теона? Так это был её дом?
- Да, её.
Машина остановилась у кинотеатра, водитель открыл двери автомобиля, помог Бетси выйти и получил от Макнейла пятнадцатифунтовую купюру. Пройдя в кинотеатр, Джордж, как истинный джентльмен, помог Донатор снять кофту, сдал её в гардероб и, взяв Бетси под руку, повёл в зал.
- Джордж, я из-за разговора о группе забыла спросить, на какой фильм мы идём?
- «Унесённые ветром».
- Ой, как ты узнал, что я очень люблю «Унесённые ветром»?
- Ты читала их месяц назад, вот я и подумал, что фильм с Вивьен Ли тебе понравится.
- Шутишь? Да я мечтала на нём побывать!
- Вот и побываешь. Заходи!
В тёмной зале Бетси бы не смогла найти их места, если бы Джордж не взял её за руку и не провёл к нужному ряду. Время для них пролетело незаметно.
А в бежевом коттедже на Риджент-стрит, две подружки сидели в комнате наверху, и пили яблочный чай со льдом.
- Как думаешь, Теона, Милстон правда влюбился в Бетси, или он просто морочит ей голову.
- Не знаю. Надеюсь, что у него вполне серьёзные намеренья, - ставя чашку на блюдце, произнесла девушка. – Ведь если нет, то у Бетси будет настоящая истерика. Уж она-то влюбилась по уши.
- Вот это точно. Слушай, как думаешь, сколько времени понадобится для того, чтобы подготовить показ мод для современных леди?
- Что-о? Показ мод? Откуда такая идея?
- Просто… ты же знаешь, что я хочу стать дизайнером, вот и подумала, что если я создам свою коллекцию, то смогу получить хорошие рекомендации, от людей, вращающихся в мире моды.
- Послушай, Селена, это ведь замечательная идея! У тебя уже есть эскизы?
- Да, есть. Я уже два года, как коплю деньги на то, чтобы устроить показ.
- Покажешь как-нибудь?
- О, разумеется! Давай завтра ты приедешь ко мне в гости и останешься с ночёвкой, а я покажу тебе эскизы.
- Давай! – тут они услышали, как хлопнула входная дверь и в коридоре послышались голоса и девчачий визг.
- Ой, папа вернулся! – и девушки побежали вниз по лестнице.
Теона очень любила отца, не смотря на то, что он редко бывал дома. Гер Рапс занимался бизнесом, он был хозяином немецких ресторанов в Англии. Со временем, Теона тоже хотела бы заняться бизнесом, но несколько иным. Ей очень хотелась стать декоратором и создать свою фирму. Её мама в молодости была декоратором, но переехав с маленьким сыном и мужем из Грайфсвальда, быстро переквалифицировалась в директора тур агентства и её фирма стала весьма востребованной среди английской публики. Сейчас Теона быстро спускалась по лестнице, чтобы встретить папу и Мирабель.
- Привет, папа! Здравствуй, Мирябушка!
- Здравствуйте, Гер Рапс! Привет, Мирабель!
- Здравствуй, Селена! Как поживаешь?
- Спасибо, Гер Рапс, хорошо! Мы готовимся к концерту и надеемся, что всё пойдёт хорошо.
- Так, хватит болтать! Прошу к столу!
Вильгельма проводила мужа и девочек к столу, ломившихся от блюд. Тушёная капуста, мясо в ореховом соусе, и салат из красной рыбы.
- Ой, мама, сколько ты наготовила! – изумилась Теона.
- Ничего страшного, нас много.
- Очень вкусно, фрау Рапс, спасибо, что разрешили остаться на ночь, – поблагодарила Селена, пробуя мясо.
- О, пустяки, девочка! Теона так редко приглашает кого-либо, что приезд гостей для нас праздник.
- Всё равно, спасибо, фрау Рапс.
- Мама, папа, Селена пригласила меня в гости с ночевкой завтра, после уроков. Вы не против?
- Нет, конечно, только сделай уроки как следует.
- Да, папа, как скажешь! – воскликнула Теона, вытирая губы полотняной салфеткой. – Спасибо, мама, было очень вкусно.
- Спасибо, фрау Рапс.
- Не за что, девочки, идите в комнату.
Повторять дважды не пришлось: девочки побежали сломя голову, громко топая по лестнице. Поднявшись наверх, Теона позвонила в колокольчик и распорядилась принести горячий шоколад с зефирками, себе и Селене. Затем она разложила раскладушку и расстелила постель.
- Ложись, Селенка! Давно мы с тобой не болтали.
- Да, точно! В последнее время я совсем замоталась: школа, репетиции, уроки, спортивные тренеровки. Всё это так утомляет, - вздохнула девушка, отпивая шоколад.
- А впереди ещё экзамены… это будет очень тяжело. Да, кстати, вот приглашение, на приём, который я устраиваю после концерта. Тебе и твоей семье.
- Очень мило с твоей стороны пригласить нас! Спасибо, Теона! Слушай, этот Робертсон просто злюка! Надоел, вечно ругается!
- Ой, дался тебе этот химикатчик! Он всем настроение портит! Давай лучше поговорим о лете.
- Давай. Что будешь делать?
- Поеду сначала в Барселону отдыхать, потом в Грайфсвальд к бабушке, а под конец в Эдинбург к Маккернам. А ты куда-нибудь поедешь?
- Да, поеду. Сначала в Стокгольм к тёте Бетани, потом в Бонн, а остаток лета проведу здесь.
- В Бонн? Здорово! А когда ты туда приезжаешь? Мы могли бы встретиться.
- Эм-м… Мы приезжаем десятого июля в восемь тридцать утра и пробудем там целый месяц, но не понимаю, как мы можем встретиться, ты ведь едешь в Грайфсвальд.
- Элементарно, Ватсон! – развела руками девушка. – Я приезжаю в Грайфсвальд девятого вечером, значит одиннадцатого утром, я могу взять такси и поехать в Бонн на встречу с любимой подругой.
- С ума сойти, - покачала головой Селена. – Мне бы такое решение в голову не пришло.
- Зато тебе приходят другие решения. Вместе мы дополняем друг друга, хоть мы и разные, – позвонив в колокольчик, произнесла Теона.
- Ты звала меня, Теона?
- Да, Мэри, заходи. Забери, пожалуйста, чашки и приготовь завтра на завтрак ещё бутерброды с рыбой.
- Да, Теона, конечно. – Мэри забрала чашки и аккуратно закрыла за собой дверь.
- Селена, что ты сейчас читаешь?
- « Гордость и предубеждение» Джейн Остин. А ты что читаешь?
- « Унесённые ветром» Маргарет Митчелл.
- О, здорово! Но я это уже читала. – вдруг раздался гудок Тониного сотового.
- Теона фон Рапс у аппарата. О, Бетси, привет! Как кино? Чудесно? Ну, я рада. Главное, чтобы Макнейл не запудрил тебе голову окончательно. Давай, мы подъедем к твоему дому без десяти восемь. Пока.
- Как Бетси?
- Безнадёжно влюблена, и передаёт тебе « привет».
- М-дя-я… всё серьёзно.
- Ну, разумеется, серьёзно. O mein Got! Уже десять часов! Пора спать, а то завтра уснём на биологии и получим нагоняй от профессора Мейсон.
- Да, пожалуй. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, Селена! – Теона погасила ночник и уснула, как убитая.