Rss Feed
Яндекс.Метрика

ПОПАДАНКА С ВОЗВРАТОМ (01)

Девушка сидела за клавиатурой и, отчаянно шлёпая пальцами по клавишам набирала конец очередной главы своего романа. Хотелось спать, но оставлять своих, пока ещё не очень многочисленных поклонников без очередной порции проды (без "дозы", как любил выражаться один из них) было почему-то неловко. Творческий процесс, как это часто бывало и ранее, стимулировался кофе и бутербродами. Хорошими такими, высококалорийными бутербродами с ветчиной, нарезанной толстыми, сочными ломтями. Юлия (а это была, конечно же, она) занесла руку, чтобы поставить точку в конце очередного предложения, когда рыжий пушистый комок взметнулся на стол, привлечённый запахом бутербродов (вернее, ветчинной их составляющей), кофе опрокинулся, угрожая залить новую, только на прошлой неделе купленную клавиатуру, а рука юной писательницы отпечатала на клавишах сложную комбинацию из "энтера", "капс-лока" и ещё четырёх произвольных букв - каких именно - Юлия запомнить не успела. Впрочем, в этом не было никакой нужды, ибо мгновение спустя она очутилось в мире, где не было ни только компьютеров, но и электричества, где даже механическую пишущую машинку предстояло изобрести много лет спустя.
Девушка лежала на плоском широком камне. Из одежды на ней был лишь коротенький пушистый халатик поросячьего розового цвета и тапочки с помпонами. Вокруг камня толпились какие-то люди. Их лица были покрыты странным, отталкивающим орнаментом из жёлтых и синих полос.
- Боги сами послали нам жертву, чтобы насладится её кровью и страданиями! - торжественным голосом объявил невысокого роста коренастый мужчина, облачённый в длинную белую хламиду. В руке у него был устрашающего вида тесак.
- Жертва! Жертва! - радостными возгласами отозвалась толпа.
Юлия попыталась было вскочить, но несколько мощных мужских рук намертво припечатали её к камню. Было больно, и боль явственно свидетельствовала, что это не сон. Мужчина в белой хламиде в несколько уверенных движений содрал (не снял, а именно содрал, разрывая на куски) с девушки халатик и начал чертить углём на её обнажённом теле какие-то символы. В глазах его светилась радость мучителя, предвкушающего жестокое развлечение с беззащитной жертвой. Наконец роспись обнажённого тела была завершена, и жрец, воздев руки к небу, возгласил: "О могучий Эргелессан, дарующий всякое благо! Ты любишь кровь жертв, обильно увлажняющую алтари и землю вокруг них, но ещё более ты любишь боль и унижение жертв, и я,твой жрец Эрог-Малборр, порадую тебя сейчас...
Монолог жреца неожиданно прервался, а сам он рухнул на землю около алтаря. Из горла жреца торчала стрела, и он был мёртв. Отряд воинов в сверкающих серебром латах обрушился на толпу, кромсая не успевших разбежаться участников церемонии длинными мечами.
- Руби язычников! - неслось над рядами нападающих.