Rss Feed
Яндекс.Метрика

ЗОЛОТАЯ РОЗА (07)

- Вы намерены последовать примеру своего дядюшки и связать свою судьбу с девушкой-призраком? - спросила Гортензия Вильгельмина, едва я только закончил свой рассказ.
- Ну что вы, баронесса. Я всего лишь хотел выяснить мотивы поступков призрака, которого столь опрометчиво пустил на территорию замка. Согласитесь, мысль о том, что кто-то может бесконтрольно проникать в твоё жилище в любое время суток не может не нервировать.
- Если бы вы знали, молодой человек, сколько обитателей потустороннего мира регулярно проникает в ваше жилище! Я уж не говорю об университете - я не удивлюсь, если количество призраков, которые время от времени посещают его, приближается к числу обучающихся в нём студентов! Другое дело, что им нет нужды появляться там в одно и то же время. А так... Вычислить в толпе студентов затесавшееся там spiritus corporalis, да хоть бы и классическое приведение, если не попытаться потрогать его руками, вряд ли возможно. Если бы у Октавии не было нужды спросить разрешения на посещение архива, вы бы даже не узнали о её существовании. А ведь она, наверняка, гуляет по территории княжества не первую сотню лет! И заметьте, никакого вреда живым не причиняет.
- То есть вы хотите убедить меня, баронесса, что все представители призрачного мира предельно законопослушны...
- Ну что вы, Виттелий, простите, не помню вашего номера... - прекрасная Гортензия откровенно развлекалась, а сидевший рядом с ней дядюшка с трудом сдерживал рвущийся наружу смех, - Став привидениями, мы не делаемся лучше, чем были в жизни земной. Просто приведению незачем вредить людям. У них, говоря юридическим языком, нет для этого мотивов. Ну, подумайте сами, какие могут быть мотивы для преступления? Деньги? Зачем призраку деньги? В том мире, где мы проводим большую часть времени, на них ничего не купишь. Их даже забрать туда невозможно. Власть? Ну, это уж и вовсе бессмысленно. Иногда, конечно, мы вмешиваемся в жизнь людей, но это бывает редко, очень редко. Но к этому может подтолкнуть только очень сильная страсть. Ни любовь, ни ненависть не умирают со смертью тела. А бывает ещё и чувство долга... Это, впрочем, совсем уж редко.
- Племянничек, посмотри-ка на эту парочку в углу, - прервал монолог своей возлюбленной мой дядя. Отец и дочь Когги-Лавораты, забившись в тень, что-то интенсивно кропали в своих блокнотах.
- Все записи на стол! Любая информация о привидениях в нашем Княжестве является государственной тайной и может быть обнародована только с письменного разрешения правящего князя-ректора, то есть меня.
Профессор Луциус резко погрустнел, и, как исследователь, я мог его понять: получить в руки такой чудесный материал и не иметь возможности им воспользоваться! Алида, впрочем, была настроена гораздо более решительно.
- Мой Князь, а что нужно сделать, чтобы получить такое разрешение?
Я задумался.
- Племянничек, со своими подданными ты можешь разобраться и позже, а сейчас ты не мог бы предоставить нам с баронессой в замке помещение, где мы могли бы остаться вдвоём?
- Да, да, конечно...
- Если я не ошибаюсь, гостевые комнаты на верхнем этаже стоят обычно пустые. Распорядись, чтобы какую-нибудь из них заперли на замок и разомкни здесь магический контур. Мы исчезнем, чтобы материализоваться прямо там.
-Да, конечно, дядюшка!
Я шагнул в коридор, чтобы кликнуть кого-нибудь из слуг.