Rss Feed
Яндекс.Метрика

СИМОН ОКОЛЬСКИЙ. МИР ПОЛЬСКИЙ. ТОПОР (с латинского)

СТАРЖА ИЛИ ТОПОР, ПО –ЛАТЫНИ АСЦИЯ

Описание и происхождение

Не без основания многими способами изображается герб Старжонов, но в древности использовался один только образ: плотницкий топор, как бы для рубки занесённый, был на гербе. Это изображение и сейчас по традиции нерушимо являет Сечеховский монастырь, вкаковом святилище сохраняется обычай, чтобы знаком своего основателя монастырские акты заверять. Такое же изображение, исполненное в меди, видел я на могиле Тарлона во Львове в Доминиканской церкви. В настоящее время топор изображается расположенным прямо, серебрянного цвета; рукоять – золотая, внутри топора помещается половина луны с кругами; поле – кроваво-красное. Над короной помещается герб топор, как бы воткнутый в корону нижним углом. Папроций в сочинении 2 обращает внимание на то, сколь широко распространён род Топоров, и что одни из них называются Старжонами и используют [в качестве герба] топор на кроваво-красном поле, а другие – Кольконами, которые используют топор на небесно-голубом или жёлтом поле.Ими (говорят) основана Сечеховская церковь, а время их появления в Королевстве из-за древности невозможно установить. Как указывает Каталог (?) вместе с Лехом они к этим берегам прибыли. Уже в то время они были известны.
Род Топоров, который во временаПавла, епископа Краковского, пребывал в Опольском Княжестве, по решению других господ Топоров изменил щит.
Герб Топор имеет также и другое описание, извлечённое из пространного приложения. Августейший император Карл добавил Тиопорам Тенсцинским цезарского орла, а Фердинанд, римский император, добавил к гербу этих Тенсцинских льва на круглом щите в середине квадрата, а над короной – коронованного льва, поднимающегося из середины короны, и держащего передними лапами топор. Происхождение же герба из-зи бесчисленой череды леи выявить невозможно. Все историки говорят одно только о Топоре: это герб знаменитейший, большими доблестями, заслугами, деяниями известный, упоминают всю совокупность их заслуг и наград, их любовь к родине, их службу королям, высоту положения в Сенате, но происхождения их никому не дано отыскать. Пытался, правда, это сделать Папроций в первой книге родословий, но его рассмотрение этого герба слишком поверхностно. Он настолько уклоняется от истины, что вынужден извиняться за это во втором своём сочинении.

ДРЕВНЯЯ ДРЕВНОСТЬ

Я полагаю, что сительнейший род Топоров не с годами и не со столетиями, но с вечностью соизмерять должно. Ибо кто во всём сенате церковном и гражданском может быть древнее, чем люди герба Топор? Кто из первых дворян достиг знатности раньше, чем Топор? Пётр Санта в Родословных Таблицах приводит знатные фамилии, использующие топор в качестве герба: в Галлии – Фремои, Ремлии; в Миснии – Горлизии, Мутишении; во Франконии – Стретонии; в Баварии – Лешении. Усиливают это свидетельство древние цари Лидии, о чём пишет Пиэрий , цари римлян, о чём пишет Плутарх, цари тунедиев, о чём поминает Аристотель, но самое главное – это свидетельство псалма 74 – «секирами и бердышами» . Впрочем, внимание наше ожидает иной древности. На древность Топоров в Королевстве указывает само начало счёта годов в первом государстве нашем. И поэтому Топоры и Топореи, Старжа и Старжоны названы великими комитами, среди первых комитов – первейшими.

ЛИНИЯ РОДА СТАРЖА ИЛИ ТОПОРОВ

Старжа был первым, которому это имя было присвоено. Род Старжей в Королевстве древнейшим и знатнейшим является и от самых первых королевств Чеха и Леха имя своё и силу достоинства в Польшу перенёс. Поэтому, следует сказать, что как имя и род Стракона были при Александре Великом знамениты, о чём сообщает Трог Помпей в кн. 18, так срели лехитов или поляков род Старжей и имя его прославлены были.и заслуживали всяческого почитания. И, поскольку старейший обычай древних лехитов был таков, чтобы не от имения своего, но от герба или родового знака прародитель Топоров первоначально именовался Топор, но в дальнейшем, в силу своего старшинства и права говорить среди благородных был назван Старжей . Нетрудно в привилегиях и дипломах, выданных дворянству и церквям при основании королевства, встретить имя Топор, и историки Королевства много раз Топоров упоминают. С древнейших времён сохранился в употреблении обычай, что когда приходилось отражать нападения на имения Топоров, созывали и созывают народ, крича громким голосом «Старжа! Старжа!». Это ниоткуда более не может быть произведено, кроме как от имени дворянина, издавна именовавшегося Старжа. И конечно же, люди помнящие господина соего и службу ему, сбегались защищать его имя и имение.
Старжон – это имя происходящее от Старжа: иногда стиль речи, красота высказывания, шлифовка слова требуют, чтобы что-нибудь было присоединено и прибавлено к имени. Как утверждает Аноним, эти два имени издавна были у Топоров. О нём [Анониме] Кромер говорит в кн. 3 л. 32: Аноним был древнейший историк поляков.

Старжон, великий комит из Панигродза, упоминается во многих древних привилегиях. Его брат, Петрослав Старжон, великий комит из Панигродза, подарил Тшемесненскому монастырю деревню Янусово. Пётр же, сын Петрослава Старжона, великий комит из Панигродза, приписал и подарил Сечеховской церкви шесть деревень, которые Папроций в сочинении 2 перечисляет. Збылюта, комит из Панигродза и Лукнии, вместе с братьями и супругой своей Славниковной основал и воздвиг монастырь ордена Цистерианцев в Вагровце в 1153 году, который позднее восстановил старик Мечислав при папе Евгении III и императоре Конраде III в присутствии Янислава, архиепископа Гнеснинского герба Грифф, Стефана, епископа Познаньского из рода Ролициев, Радвана, комита Предслава, с сыном Гебдой, комита Предвогия, комита Бродислава, Георгия Прандоты и Петра, родных братьев супруги Збылюты, каждый из которых также по одной деревне монастырю отписал. Завершая вышеуказанную закладку [монастыря], они сказали: «Волю Верховного Судии немилосердно нарушит, и, если не покается, адом будет заживо поглощён, тот, кто основанное нами осквернит». Их подписи и доныне читаются.
Збылюту, воеводу Гневковского, упоминают древние привелегии. В старые времена был в Королевстве замок под названием Гневковия, и до тех пор, пока центр провинции не был перенесён в Брест, воеводы эти назывались Гневковскими.
Католог краковской церкви упоминает Збылют, один из которых подарил Рахелину, брату краковского епископа, имение Вшеклицы (Вчеклицы?) и по этому имению его сыновья – Николай, каноник краковский, и Домарат, знаменосец (хоунжий?) краковский, свой род назвали. Другой – тот, который имение Збылютицы, по своему имени названное, подарил Вержбенте герба Елита. А наследники этого Вержбенты, Якоб и Пётр, которых епископ Зула Топор поставил канониками краковскими, вместе с братьями пожелали свой род называть по Збылютицам. Блистательный род Збылют, пройдя через множество столетий, доставил республике высочайших сенаторов, а родине – граждан, которые увеличили могущество родины воинской службой, мужеством и мудростью, а благополучие церкви – благочестием. Кроме того, имя Збылют, они, как будто настоящие наследники и потомки, и делом, и названием в себе возродили и сохранили. Свидетельствует об этом автор «Епископов Владиславских», который своим неувядающим пером под 1366 годом Топоров Збылют, а вместе с ними и Голанчевиев (Голанчевских?) описал.
Витеслав Топор, кровный родственик Сечеха. Его, удалив из курии,король Владислав направил к Сечеху в Россию,назначив защитником, воспитателем, педагогом и наставникомпринца Болеслава; сделал его для большей чести Вратиславским префектом.

Влосто, комит Ксязновский (Ксяжновский?). Он для распространения (продолжения?) божественной службы передал Тшемесской церкви деревню Влостов,названную по его собственному имени, и большую часть Гопльского озера. Там же привилегии призывают в свидетели Стефана, воеводу Краковского, комита Ксязновского привилегии Андреевского монастыря упоминают. Пётр Влостович из Влостовиц, комит Ксязновский, был муж большого ума и доброго совета, как сообщает Кромер в кн. 5 под 1128 годом. Он, подвигнутый сильным душевным волнением за нерушимость государства, с большой опасностью для своей жизни схватил и связал Ярополка, князя Киевского и Владимирского, главу мятежа русских против светлейшего короля и доставил его к королю Владиславу, откуда тот, когда его золотом и серебром выкупил Василько, сын его брата, возвратился в своё княжество. Меховский, кн. 3; Стрийковский, кн. 5 под годом1134.
Стефан, кастелян Краковский, комит из Прегинии. О нём упоминает привелегия Тшемесского (Тремесского?) монастыря от 1145 года. Я бы хотел, чтобы читатель обратил внимание на то, что было две Прегинии: одна – это замок Скальский, о котором Кромер упоминает на л. 138, а другая – та, которую Навогий превратил в Тецинский замок. Комиты Топореи происходят из второй Прегинии, потому что невозможно, чтобы столь обширные леса Топоров (?), которые Прегиниями называются, были без курии и без замка. Следовательно, по этой Прегинии кастелян Краковский Стефан назвал свой комитат (графство?). С течением времени часть Перегинии (так!) Топоров была преобразована воеводой Сандомирским Навогием в другой замок (castrum а не arx!). Он там при помощи своего камерария Сандона (?) основал город с тевтонским правом и Тенцинский замок.
Януш, воевода Краковский. Болеслав, прозванный Стыдливым, послал его вместе с Клементом Клементовичем , кастеляном Краковским, послом к Бэле IV, венгерскому королю, чтобы или новые договоры с ним заключит, или старые подтвердить, а также для того, чтобы Кингу, иначе Кунегунду, дочь Бэлы, в качестве супруги и королевы Болеславу доставить и препроводить. Было это в 1239 году.
Зегота и Отта. Они жили в то же самое время, как сообщает Длугош под 1271 годом. Он утверждает, что они были из рода двойных топоров. Зегота был воеводой Краковским и верховным предводителем войск Королевства в войнах против пруссов и литовцев. Он в печальное время смуты (?) сражался за Конрада, князя Мазовии, когда же миновал распад государства и на престол взошёл король Стыдливый, он за своего короля терпел и войну и сражения. Кромер о нём под 1242 и 1285 годами писал. Зегота оставил сыновей: Зеготу от которого Зеготы происходят, Навогия, от которого происходят Тенчинские и Осолинские, Оттона, хозяина Пилки, Андрея из Пилки, наследника в Яблонне, от которого происходят Корыцинские.
Сетегий Третий, судья курии, который упоминал свою семью из Субин. О нём есть сведения в Тшемесском (Тремесском?) монастыре от 1287 года, где многие Субинии подписались. Бистрик из Субин был казначеем Королевства. Альберт из Субин был подкоморием Королевства. Сандивогий из Субин, воевода Каллисийский и генерал (?) Краковский, сын Альберта, подкомория Королевства, которого упоминает акт об основании вышеупомянутого Тшемесского монастыря от 1347 года. Он был воеводой войск Краковских и Сандомирских, возглавлял поход против литовцев и русских в 1376 году. За восемь дней похода он отобрал Грабовк, Хородло и Севолоссу, о чём пишет Кромер в кн. 14; Меховский в кн. 4. Его знамя было среди семи знамён Топоров в войне против Валахов, о чём упоминает Длугош в 2 под 1374 годом. Он обуздал разбой грабителей в Великопольше в 1374 году. Его же король Людовик, который задерживался в Буде среди триумвиров, назначил генеральным судьёй всех судов Королевства вместе с Завишей, епископом Краковским и Добеславом из Курозванка в 1380 году, о чём Меховский в кн. 4; Бельский в кн. 3. В 1383 году он был отправлен в Венгрию в качестве великого посла от нашего государства к королеве Елизавете, чтобы просить её дочь Хедвигу (Ядвигу?) в качестве королевы , о чём Кромер в кн. 14; Меховский в кн. 4. Он из венгерского города Ядера, меняя лошадей, проскакал проскакал за 24 часа 60 миль до Кракова, о чём Бельский в кн. 2, Длугош. Его прекраснейший дом в Кракове на Замковой улице был куплен королевой Хедвигой (Ядвигой) для коллегии Юристов.
Витеслав Топор, кровный родственик Сечеха. Его, удалив из курии,король Владислав направил к Сечеху в Россию,назначив защитником, воспитателем, педагогом и наставникомпринца Болеслава; сделал его для большей чести Вратиславским префектом.

Влосто, комит Ксязновский (Ксяжновский?). Он для распространения (продолжения?) божественной службы передал Тшемесской церкви деревню Влостов,названную по его собственному имени, и большую часть Гопльского озера. Там же привилегии призывают в свидетели Стефана, воеводу Краковского, комита Ксязновского привилегии Андреевского монастыря упоминают. Пётр Влостович из Влостовиц, комит Ксязновский, был муж большого ума и доброго совета, как сообщает Кромер в кн. 5 под 1128 годом. Он, подвигнутый сильным душевным волнением за нерушимость государства, с большой опасностью для своей жизни схватил и связал Ярополка, князя Киевского и Владимирского, главу мятежа русских против светлейшего короля и доставил его к королю Владиславу, откуда тот, когда его золотом и серебром выкупил Василько, сын его брата, возвратился в своё княжество. Меховский, кн. 3; Стрийковский, кн. 5 под годом1134.
Стефан, кастелян Краковский, комит из Прегинии. О нём упоминает привелегия Тшемесского (Тремесского?) монастыря от 1145 года. Я бы хотел, чтобы читатель обратил внимание на то, что было две Прегинии: одна – это замок Скальский, о котором Кромер упоминает на л. 138, а другая – та, которую Навогий превратил в Тецинский замок. Комиты Топореи происходят из второй Прегинии, потому что невозможно, чтобы столь обширные леса Топоров (?), которые Прегиниями называются, были без курии и без замка. Следовательно, по этой Прегинии кастелян Краковский Стефан назвал свой комитат (графство?). С течением времени часть Перегинии (так!) Топоров была преобразована воеводой Сандомирским Навогием в другой замок (castrum а не arx!). Он там при помощи своего камерария Сандона (?) основал город с тевтонским правом и Тенцинский замок.
Януш, воевода Краковский. Болеслав, прозванный Стыдливым, послал его вместе с Клементом Клементовичем , кастеляном Краковским, послом к Бэле IV, венгерскому королю, чтобы или новые договоры с ним заключит, или старые подтвердить, а также для того, чтобы Кингу, иначе Кунегунду, дочь Бэлы, в качестве супруги и королевы Болеславу доставить и препроводить. Было это в 1239 году.
Зегота и Отта. Они жили в то же самое время, как сообщает Длугош под 1271 годом. Он утверждает, что они были из рода двойных топоров. Зегота был воеводой Краковским и верховным предводителем войск Королевства в войнах против пруссов и литовцев. Он в печальное время смуты (?) сражался за Конрада, князя Мазовии, когда же миновал распад государства и на престол взошёл король Стыдливый, он за своего короля терпел и войну и сражения. Кромер о нём под 1242 и 1285 годами писал. Зегота оставил сыновей: Зеготу от которого Зеготы происходят, Навогия, от которого происходят Тенчинские и Осолинские, Оттона, хозяина Пилки, Андрея из Пилки, наследника в Яблонне, от которого происходят Корыцинские.
Сетегий Третий, судья курии, который упоминал свою семью из Субин. О нём есть сведения в Тшемесском (Тремесском?) монастыре от 1287 года, где многие Субинии подписались. Бистрик из Субин был казначеем Королевства. Альберт из Субин был подкоморием Королевства. Сандивогий из Субин, воевода Каллисийский и генерал (?) Краковский, сын Альберта, подкомория Королевства, которого упоминает акт об основании вышеупомянутого Тшемесского монастыря от 1347 года. Он был воеводой войск Краковских и Сандомирских, возглавлял поход против литовцев и русских в 1376 году. За восемь дней похода он отобрал Грабовк, Хородло и Севолоссу, о чём пишет Кромер в кн. 14; Меховский в кн. 4. Его знамя было среди семи знамён Топоров в войне против Валахов, о чём упоминает Длугош в 2 под 1374 годом. Он обуздал разбой грабителей в Великопольше в 1374 году. Его же король Людовик, который задерживался в Буде среди триумвиров, назначил генеральным судьёй всех судов Королевства вместе с Завишей, епископом Краковским и Добеславом из Курозванка в 1380 году, о чём Меховский в кн. 4; Бельский в кн. 3. В 1383 году он был отправлен в Венгрию в качестве великого посла от нашего государства к королеве Елизавете, чтобы просить её дочь Хедвигу (Ядвигу?) в качестве королевы , о чём Кромер в кн. 14; Меховский в кн. 4. Он из венгерского города Ядера, меняя лошадей, проскакал проскакал за 24 часа 60 миль до Кракова, о чём Бельский в кн. 2, Длугош. Его прекраснейший дом в Кракове на Замковой улице был куплен королевой Хедвигой (Ядвигой) для коллегии Юристов.