Rss Feed
Яндекс.Метрика

Проза

Открыв глаза, попаданка увидела перед собой девушку в традиционной крестьянской одежде, сидевшую на краю лавки. Рядом с ней стоял небольшой поднос с едой.
- Госпожа, я принесла вам ужин.
Учитывая тот факт, что последний раз Юля ела ещё до попадания в этот мир, ужин был как нельзя более кстати. Ужин, кстати, был очень даже неплох: овощи, тушёные с мясом, сыр, ещё горячий белый хлеб с хрустящей корочкой, и в довершение всего - кувшин с каким-то неизвестным писательнице напитком, отдалённо напоминающим квас.

Выехалі раніцай наступнага дня, адразу пасля сняданка. Караван рухаўся ў традыцыйным для гэтай краіны парадку: на чале каравана ехалі шасцёра ваяроў, у кожны момант гатовыя адбіць нечаканы напад і абараніць гаспадароў, за імі - на зграбных даўганогіх канях - арг Юліц і Гіляра, потым - драбіны. Завяршалі калону яшчэ чатыры ваяры.

- Однако, что же мы тут стоим, господа? - хозяйка апартаментов снова взяла инициативу в свои руки - прошу к столу. Стол, надо сказать, заслуживал особого внимания. Фазан, запечённый с яблоками, щука, фаршированная по рецепту... мой шеф-повар ведь утверждал , что этот рецепт не известен никому за пределами замковой кухни! А вино - почти двухсотлетней давности откуда? Такого даже за большие деньги не купишь! Такое только из фамильных погребов - наверняка Когги-Лавораты поделились. Быстро же наша призрачная красавица сдружилась с этим семейством!

Облачённая в какую-то странную и крайне неудобную хламиду (что-то вроде громадного, до самого пола пончо)Юлия стояло перед нестарым ещё мужчиной в явно дорогой, хотя и несколько несвежей одежде, удобно расположившемся в просторном мягком кресле.
- Иномирянка?
- Да.
- Была избрана язычниками в жертву?
- Да.
- Родственники в нашем мире есть?
- Нет.
- Поступаешь в распоряжение всех мужчин Ордена Серебряного Копья. Увести!

Девушка сидела за клавиатурой и, отчаянно шлёпая пальцами по клавишам набирала конец очередной главы своего романа. Хотелось спать, но оставлять своих, пока ещё не очень многочисленных поклонников без очередной порции проды (без "дозы", как любил выражаться один из них) было почему-то неловко. Творческий процесс, как это часто бывало и ранее, стимулировался кофе и бутербродами. Хорошими такими, высококалорийными бутербродами с ветчиной, нарезанной толстыми, сочными ломтями.

ПРАДЗЕД

Звычайна немцаў уяўляюць як людзей працавітых, рацыянальных, педантычных. Біяграфія майго прадзеда - стоадсоткавага інфлянцкага немца Артура Людвіга Роберта фон Гюльдэнштуббэ цалкам абвяргае гэта ўяўленне. Старэйшы сын дробнамаёнткавага двараніна з Эзэля, прафесара Тартускага ўнівесітэта Тэадора Вилибальда фон Гюльдэнштуббэ, мой прадзед нічым карысным да трыццаці год не займаўся. Прыблізна ў трыццацігадовым узросце паступіў на гісторыка-філалагічны факультэт вышэйпамянёнага ўнівесітэта, але праз рок, не здаўшы аніводнага заліка, забраў дакументы і паехаў вандраваць па Імперыі.

Анатолий Керсеев. ВЛАСТЬ БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА.

Тем временем, придворный художник завершил работу над портретом прекрасной посудомойки (последняя, кстати, за эти две недели сумела получить статус его невесты) и мы примерили реликвии Мимериусов на аспиранта Гуго Ротто. Результат оказался тот же. В родстве с Мимериусами испытуемый не состоял. Поиски зашли в тупик. Замковая галерея пополнилась ещё одним портретом неизвестного, и мне на какое-то мгновение даже захотелось стать spiritus corporalis - послушать, что будут говорить несколько столетий спустя об этом творении искусствоведы.

- Это? Предложения госпожи Мимериус о правовой защите привидений.
- Вот как? Интересно. И ведь действительно нужная вещь. Таких как мы много. Позволишь мне взять эту работу на себя?
- Конечно, дядюшка.
Мы выпили ещё по бокалу.

Ленты новостей