Rss Feed
Врачи отоларингологи клиники семейная на Сходненской.
Яндекс.Метрика

СИМОН ОКОЛЬСКИЙ. МИР ПОЛЬСКИЙ. ПРЕДИСЛОВИЯ (с латинского)

[Предисловие к первому тому]

Светлейшему и непобедимому господину
СТАНИСЛАВУ КОНЕЦПОЛЬСКОМУ из КОНЕЦПОЛЕЙ
Кастелляну Краковскому, верховному предводителю и генералу лехитских войск, главно-му управителю прокуратур Бусецкой, Барской, Ковельской и проч.
ГОСПОДИНУ И ПОКРОВИТЕЛЮ
ВЕЧНОЕ СЧАСТЬЕ

Такое устройство жизни боги (по особой справедливости) определили первым лю-дям, что правители земель благо и добродетель Родины оберегают, военные же вожди славой её украшают. И, поскольку Родина - это как бы второй Бог, или первый и главный родитель, поэтому все о ней должны в первую очередь заботиться, её сохранять и расши-рять. Так заповедано высшими богами, обустроившими и заселившими землю. По этому поводу воспламенённый сильной любовью к Родине Еврипид писал:

Что может быть человеку дороже земли отеческой?
И если ты не худший из всех, никогда ты не похвалишь
Другие края, отвернувшись от Родины.
По моему суждению, неверно думает тот,
Кто, покинув пределы родимой земли,
Другую землю хвалит и радуется чужим обычаям
Ты же, моя земля и Родина предков,
Будь благополучна. Когда человек страдает от многих бед,
Ничто ему не будет слаще, чем земля, которая его выкормила.

Принося пользу и в высших советах, и помогая мужам, претерпевающим трудности в многочисленных и длительных походах и войнах против московитов, турок, татар, шведов, молдован и мятежных казаков, Ваше Светлейшее Высочество показало Родине и государству, что никакое уменьшение достатка, никакие опасности, никакие превратности судеб не способны отвратить Ваше Светлейшее Высочество от святого намерения. Поэтому, по заслугам назовут тебя Отцом Отечества Польского , защитником непобедимейшего Королевства, погибелью оттоманских врагов, щедрым дарителем мира, Светлейших Королей Сигизмунда III и Владислава IV вторым Квинтом Метеллом, Вторым Ганнибалом Королевства Польского, справедливым Катоном священного сената. Поскольку же ранее всего достоинство верховных предводителей войск и высших генералов войны из первых римских законов заимствовано было, по мудрому совету и рассуждению постановлено, чтобы выдающиеся в государстве мужи, славой, триумфами, победами вознесённые, носили бы за заслуги свои данные им почётные украшения. Остальные же, родом более низкие, став более сильными и смелыми, оказываются на виду у всех сражающихся, как то было с Грацианом . Когда были опущены паруса дерзкой римской фортуны, судом и решением полководцев своих он был возвышен.
Движимый Вашими могуществом и благосклонностью, со своей «Державой Поль-ской», которая родовые гербы и списки дворян в себе содержит, к Вашему Светлейшему и Непобедимому Высочеству подойти осмеливаюсь, надёжным защитником и покровителем этого моего труда быть призываю, и за тебя единственного, за Ваше Светлейшее Высочество, к клиенту своему благоволящее, и заботящееся о святом Ордене Доминиканцев, всегда Господа молить буду, чтобы ты, вознесённый победами, здрав был бы душою и телом.
Вашего Светлейшего и Непобедимого Высочест-ва
Молитвенник перед Господом
брат Симон Окольский,
профессор Ордена Доминиканцев.

ПРИВИЛЕГИЯ
Сиятельнейшего и Непобедимейшего Короля Польши.

ВЛАДИСЛАВ IV

Божией милостью
Король Польский
Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогацкий, Ливонский, Смоленский, Чернеховский,
а также Шведов, Готов и Вандалов
НАСЛЕДСТВЕННЫЙ КОРОЛЬ

Настоящим нашим письмом, имеющим как общее, так и частное значение, изъяв-ляем, что будучи убеждены прошением достопочтенного отца Симона Окольского, бака-лавра священной теологии Ордена Доминиканцев, соглашаемся с тем, чтобы ни один из-датель в Королевстве нашем и Великом Княжестве Литовском, а также в каких-либо иных наших владениях, не смел печатать, издавать или продавать «Державу Польскую или родовые списки дворян Королевства Польского» в течение двадцати лет, если не будет на то согласия вышеупомянутого достопочтенного отца Симона Окольского, бакалавра священной теологии Ордена Доминиканцев. И это под угрозой штрафа во много тысяч марок и изъятия всех таким образом напечатанных книг. И из этого штрафа половина идёт в нашу казну, другая половина – пострадавшей (букв.: обиженной) стороне. Направляя это для ознакомления всеми магистратами Королевства и владений наших, напоминаем, чтобы вышеозначенного достопочтенного отца Симона по такому случаю нами благосклонно принятого, защищали и поддерживали. Достоверность этого своей собственноручной подписью подтвердив, повелеваем её печатью Королевства заверить. Дано в Варшаве, в 24 день месяца февраля 1641 года, а царствования нашего в Польше на восьмой год, в Швеции – на девятый.

Король Владислав.

По поручению достопочтеного отца провинциала нашего, брата Стефана Хмелера, я про-смотрел, прочитал и проверил второй том «Державы Польской». И когда эти родовые списки дворян Королевства нашего будут описаны, а также многочисленными сведения-ми, сентенциями и привилегиями освещены, очень в большой степени они читателей привлекут, наставят и развлекут. Поскольку же ничего нет в этом сочинении, что противоречило бы добрым нравам и нашей святой вере, я решил ради просвещения и процветания достойнейших родов в Королевстве нашем к печати его допустить.

Дано в Гарткове 20 июня 1642 года.
Брат Пётр Хласковий, магистр священной теологии.

Я прочитал второй том «Державы Польской» отца Симона Окольского, магистра и регента Львовской генеральной студии в России, и, по внимательном прочтении заключил, что в ней не содержится ничего, противоречащего добрым нравам и святой католической вере. Поэтому верой своей свидетельствую отцу провинциалу, по поручению которого эту книгу я просмотрел, что она достойна предания печати.

Дано во Львове 19 июля 1643 года.
Брат Херубин, лектор священной теологии Генеральной студии.

Я, Стефан Хмелер, бакалавр священной теологии настоятель русской провинции Ордена Доминиканцев, просмотрев положительные отзывы Отцов, которым бля цензуры и оценки была поручена «Держава Польская» брата Симона Окольского, магистра, поскольку в ней не содержится ничего против священных канонов и церковных определений, я её одобряю и даю разрешение на передачу в печать.

Дано во Львове 19июля 1643 года.

Я, брат Камилл Ясиньский, профессор священной теологии Ордена Доминиканцев, когда от слова к слову прочёл второй том «Державы Польской» достопочтенного отца Околь-ского, а также в печать его передал, свидетельствую, что в нём не было ничего, противо-речащего святой римской вере и добрым нравам. И поскольку он полезен проповедникам Божиего слова и весьма необходим благороднейшим фамилиям, я полагаю, что по заслу-гам рекомендовал его к печати.

Краков, 13 сентября.

Том «Державы Польской», включающий древнейшие сарматские родословные и гербы польского дворянства, написанный достопочтеннейшим отцом Симоном Окольским, ма-гистром священной теологии и регентом Львовской генеральной студии, и изданный вла-стью Светлейшего Королевского Величества, и прежде просмотренный достопочтенней-шими отцами: Томашем Мостицким, магистром священной теологии и регентом Гене-ральной студии Ордена Доминиканцев Русской Провинции, это сделано по поручению администратора достопочтенного отца Доминика Потоцкого, того же ордена и провинции отца-провинциала, а также Гиацинтом Мяковским, Иоанном Константином Морским, магистрами священной теологии, которые это сделали по поручению администратора, достопочтенного отца Августина де Имола, Апостольского Комиссара и Визитатора провинций Польши и России. Потом второй том был просмотрен достопочтенными отцами. : Петром Хласковием, Херубином, Камиллом Ясинским, магистрами священной теологии. Я, Якоб Устенский, священной теологии доктор и профессор, цензор ординарных книг Краковской Епархии, [эту книгу] прочитал. Она во всём созвучна доктрине и нравам католической церкви, и я согласен с тем, что её надо выпустить в свет.

[предисловие ко второму тому]

Светлейшему и Непобедимейшему
Владиславу IV
Божией милостию
Королю Польскому
Великому князю Литовскому, Русскому , Прусскому, Мазовецкому, Самогацкому, Ливонскому, Смоленскому, Чернеховскому и пр. и пр., а также потомственному королю Шведов, Готов и Вандалов, всемилостивейшему господину жизнь и счастье

Державу Польскую, блеском политическим озаренную, образом святого креста вознесенную, расположением планет сияющую, победами Марса прославленную, мило-стию Нептуна украшенную, благосклонностью Юпитера обласканную, мудростью Ми-нервы осианную, Вашему Светлейшему Королевскому Величеству Сиятельнейшему Ко-ролю Польши Владиславу IV я, с почтением и преданностью здесь представляю.
Ибо как Солнце среди блистающих планет Олимпа превосходство свое сохраняет и показывает, так и светлейшие короли среди сенаторов державных и знати всячески воз-вышаются. Ибо они не хотят от законов, обычаев и доблести людской ничего, кроме как блеска, чести и украшения королевству, знати, короне. Вижу я, что как Солнце прогоняет мрачную ночь, привнося ясный сияющий свет в подлунную сферу, так и в королевстве властью короля все архиепископы и примасы, епископы и аббаты, придворные, кастеля-ны, сенаторы в целом, гражданским служением и воинским славу и блеск привносят и укрепляют. И как Солнце не только землю светом животворным наделяет, но также дает свет луне и звездам, так и светлейшие короли, как бы нищего поднимая из праха, тех, кого им Марс и Паллада верными королю и державе показали, в чин и достоинство знатности вводят и знатность утверждают. И как солнце, когда луна проходит между ним и землей, оттягивает луну от земли к себе, так и светлейшим королям на коронации дается всяческая власть отобрать честь и титул, а также изменить родовой герб и полностью исключить из числа благороднорожденных, если очевиден у них упадок доблести и склонность к омерзительным порокам. Королям свойственно также оберегать золотую нашу вольность, о блеске королевства заботиться, хранить мир ненарушенным, возвеличивать доблести, надежную безопасность обеспечивать законам. И поскольку Держава Польская, доступно моим скромным пером написанная, содержит в себе не что иное, как родословия благородных семей и гербы их достоинства и чести, которых (благородных семей), как известно, Ваше Королевское Величество является защитником и истинным покровителем, потому как то него и могущество свое они получают и блеск заимствуют. И всё , что есть выдающегося, служит покровителю, защитнику и патрону мой русской провинции Ордена Доминиканцев (которая вплоть до рубежей московитов, казаков, скифов, Смоленска, Северии, Чернеховии, Новгорода, и Ходака, недавно вновь укреплённого, опираясь как на скалу веры, так и верности Вашему Светлейшему Королевсому Величеству стоит). По этой причине «Державу Польскую», в которой Ваше светлейшее Королевское Величество является величайшим королём и отцом, нижайше и почтительнейше преподношу. Да будет она принята благосклоно, да живёт Ваше Светлейшее Королевское Величество долго, невредимо и счастливо, в сопровождении доблести, славы и блаженства.
Каменеция в Подолии, последний день сентября 1640 года.

К ЧИТАТЕЛЮ

Хотя отец философии Аристотель и полагал тройным благо, в котором для всего наилучшая мера содержится, утверждение «Истинно то, что полезно» более для черни подходит, нежели для людей благородных, ибо черни свойственно измерять дружбу поль-зой; наслаждение же более указывает на эпикурейцев, которые ради достижения счастья чистое нечистым полагают, чем на людей благородных жизнью, поступками, устремле-ниями и смертью. И, поскольку в этом нашем сочинении мы стремимся воздать благород-ным честь, пусть знает об этом благосклонный читатель.
Первое. Хотя доблесть в её деяниях никакими шпорами подгонять не надо, всё же я хочу возбудить у благородных ещё большее стремление к доблести и славе своим тру-дом о родословиях. Я забочусь не о совершенных доблестью, прославленных благород-ными деяниями, превзошедших собственными заслугами заслуги родителей своих, или, хотя бы, вставших с ними вровень, не является моя книга врачём для здравствующих , но для тех она предназначена, которые менее усердно обязанности благородного человека исполняют, или совершено звонкой славой пренебрегают,или дурным поведением и непозволительными деяниями себя порочат. Ведь достойным и бодрствующим похвала и слава, а праздным и малодушным – исправление и наставление достаётся. Итак, замечу, что заслуги отцов и предков, вам, идущим вперёд в доблести и силе, в похвалу будут, сле-дующим за вами – в пример, праздным же и малодушным в стыд и посрамление. Но у ме-ня нет и не было в мыслях гербами и дворянскими родословными утверждать среди бла-городных тех, которые действительно не происходят от обоих благородных родителей,; не хочу возвышать их похвалами и украшать дворянскими титулами. Ведь если даже такие и окажутся среди дворянских имён и титулов,, это из-за того, что по мнению иных писателей они того достойны, или потому, что не просматривается их происхождение, и на основании пригрезившегося во сне, среди родословных и гербов дворян они перечисляются. Небольшая ошибка в начале становится большой в конце.
Второе. Нет никакого сомнения в том, что по прошествии лет иные также покажут дворянские гербы, это вполне возможно, что никто все дворянские гербы не учтёт. Ведь многие семьи, прежде в государстве и сенате могущественные сейчас уже исчезли, так, что о них не осталось ни воспоминаний, ни записей. Они были, но их уже нет. В землю уходит прах. Бесславно гибнет слава. Как солнце восходит и заходит, так и фамилии гиб-нут и воскресают. Которые были благородными – становятся плебеями, которые были свободными – становятся пленниками, и наоборот.
Третье. Здесь более других писателей я тебе сообщаю. Увидишь ответвления родо-словных, о которых другие и не упоминали, насытишь самый изысканный вкус разнооб-разием геральдических цветов, эмблем и эпитафий.
Когда ваши родословия на латинском языке изложены будут, о благородном роде вашем прочтут не только мудрейшие испанцы, учёнейшие французы, религиознейшие итальянцы, благородные поляки, мощные германцы, воинственные венгры, а также море-плаватели шведы, англы, даны, шотландцы, голландцы, а сверх того, вся Иллирия, Дакия , а также царства греков, московитов, оттоманов и татар, с которыми вы граничите.
Последнее. Порядок, которому ты при чтении будешь следовать, таков, что сперва идёт описание гербов, потом говорится об их происхождении. К описанию сущности и достоинств герба рассказ прилагается, который не только для украшения чтения служит, но и также показывает церемонии сватовства, вручения брачных даров, путь быстротеку-щей человеческой жизни к могиле. Одного только ожидаю от тебя благороднейший чита-тель и об одном прошу, будь снисходителен, если какую ошибку в печати заметишь, не придавай значения, если о какой семье я слишком мало или, напротив, слишком много написал, это не свидетельствует о моей небрежности. И пусть во всём будет удача, как с тобой, читателем, так и со мной, писателем.

Поручение просмотра и оценки

Мы, брат Доминик Потоцкий из Потока, лиценциат священной теологии русской провинции Ордена Доминиканцев, властью нашего сана поручаем руководителям нашей Львовской генеральной студии брату Томашу Мостиц., магистру священной теологии и брату Перту Хласцевию, бакалавру священной теологии просмотр книг о родословиях Королевства Польского, Впервые произведённых на свет Симоном Окольским.

АППРОБАЦИЯ

По поручению администратора русской провинции Ордена Доминиканцев Якоба Доминика Потоцкого из Потока , бакалавра священной теологии, я просмотрел сочинение, достойное внимания читателя, озаглавленное «Держава Польская», или родословие польского дворянства, немалым трудом и потом Симона Окольского, бакалавра священной теологии ордена Доминиканцев составленное, в котором не ничего противоречащего католической вере и добрым нравам, но, которое в то же время , возрастанию доблести служит. Поэтому я считаю его достойным предания типографскому станку. Дано на Львовском конвенте Ордена Доминиканцев в 20 день июня 1638 года.
Брат Томаш Мостиц. Магистр священной теологии и руководитель Генеральной студии Ордена Доминиканцев Русской провинции.

Утверждение администратора Русской провинции, комиссара и Апостольского визитатора Ордена Доминиканцев в Королевстве Польском
Я, Августин де Имола, магистр и комиссар, а также Апостольский визитатор провинций Польши и России утверждаю собственноручно.

Аппробация Ясиньского

По поручению брата Августина де Имола, апостольского комиссара и визитатора, провинций Польши и России Ордена Доминиканцев, Я, нижеподписавшийся, вниматель-но просмотрел и прочитал первый том сочинения. Называемого «Держава Польская», соз-данного администратором Русской провинции Симоном Окольским, бакалавром священ-ной теологии и приором каменецким Ордена Доминиканцев. Поскольку я не обнаружил в нём ничего, что противоречило бы вере и добрым нравам, я посчитал это сочинение достойным того, чтобы передать в печать.

Дано в Кракове 1 декабря 1640 года. Брат Камилл Ясиньский, магистр Ордена До-миниканцев собственноручно.

Брат Гиацинт Мяковский, магистр священной теологии, а также ординарий в церкви, в Краковском округе, доминиканец.

Державы Польской первый том администратора русской провинции брата Симона Окольского, бакалавра священной теологии я просмотрел и с немалым удовольствием для рассудка моего большую часть прочёл. В ней автор обширность Державы Польской пред-ставил, богатства её чести и достоинства показал, коими она процветает; благороднейшее Королевство наше с его провинциями и княжествами, с его славой и победами, с делами военными и мирными всему свету представил. Сверх того, благороднейшую во всей Сарматской империи кровь, веру в Бога, почтение к церкви, любовь к государству нашему, делом, словом, кровью и службой подтверждённые он вывел. Достойно внимания также и то, что не только сарматы, но и весь мир будет благодарен за этот труд, ибо он первый, кто родословные польского дворянства в правильном порядке с родного языка на латинский перевёл, народам всего мира сделал их доступными. Поскольку в написанном не содержится ничего против веры Римской Католической церкви или против добрых нравов, но даже возрастанию славы могущественнейшего нашего королевства и блистательнейшего дворянства оно способствует, я полагаю, что его нужно как можно скорее предать печатному станку.

Дано в Кракове в моей келье в 1 день января 1641 года.
Вышеуказанный, собственноручно.

Суждение брата Иоанна Константина Морского, доктора священной теологии, приора Краковского Собора Святой Троицы ордена Доминиканцев.

Я рассмотрел и исследовал «Державу Польскую» с изумительной эрудицией, изы-сканным стилем составленную братом Симоном Окольским,, выдающимся богословом Ордена Доминиканцев.В ней я не обнаружил ничего, отклоняющегося от католической веры, ничего, противного добрым нравам, ничего не согласного с истиной. Многое же из чего слагается блеск и благополучие польского дворянства, как то происхождение, древ-ность родов, прославленных мужей героические деяния, заслуги, достойные того, чтобы им подражали потомки, для читателя и исследователя здесь добросовестно представле-ны.По этой причине считаю достойным предать её типографскому станку. Это удостове-ряю в Кракове в последний день декабря 1640 года.

Брат Иоанн Константин Морский, доминиканец.