Rss Feed
Автобус на Телецкое из Новосибирска teletski дорога на Телецкий m-express.travel. . https://pesokexpress.ru купить песок речной с доставкой.
Яндекс.Метрика

ВАРИАТИВНОСТЬ НАЗВАНИЙ СТРАН В СОВРЕМЕННОМ БЕЛОРУССКОМ ЯЗЫКЕ

Названия стран в абсолютном большинстве языков, имеющих кодифицированную литературно-письменную форму, либо вообще не имеют вариантов, либо их вариативность связана с какими-либо особыми стилистическими регистрами. Так, например, лексема Русь является атрибутом поэтической, торжественно-книжной речи, а такое название Украины как Хохляндия (вар. Хохлостан) имеет ярко выраженный разговорно-пейоративный оттенок. Правда, в начале 1990-х в связи с распадом СССР и ростом нацио-нального самосознания в бывших автономных и союзных республиках в русском языке появились такие дублеты, как Киргизия – Кыргызстан, Белоруссия – Беларусь, Тува - Ты-ва, Башкирия – Башкортостан и др., однако следует заметить, что возникновение этих ва-риантов явилось не результатом естественного развития лексики русского языка, но было инспирировано извне, со стороны, соответственно, носителей киргизского, белорусского, тувинского, башкирского и др. языков. Это было вызвано в значительной степени тем, что русский язык в то время был (да и сейчас остаётся) для представителей этих народов язы-ком межнационального общения, языком, который и сейчас, в условиях подъёма нацио-нальных языков остаётся для них важным коммуникативным средством, а это значит, что психологически до некоторой степени осознаётся как «свой», а не как «чужой» язык. В самом деле, ведь никому из представителей вышеперечисленных народов не пришло в го-лову обсуждать, как должна называться их страна на турецком, китайском или арабском языках. Добавим, что количество дублетных пар такого рода в русском языке крайне не-велико: менее десятка.
Совершенно с иной ситуацией мы сталкиваемся в белорусском. Здесь среди назва-ний стран (в основной массе – независимых государств) мы встречаем свыше пятидесяти дублетных пар, при том, что оба компонента этих пар стилистически нейтральны и могут употребляться как в устных, так и в письменных контекстах любого содержания. Такого рода вариативность в этой части топонимии современного белорусского языка не вызвана каким-либо недавним воздействием извне, но является следствием процессов, протекав-ших в белорусском языке и белорусском обществе на протяжении ХХ века.
Все выявленные нами вариантные пары названий в стран в белорусском языке практически без остатка распределяются между четырьмя неравными по объёму группа-ми. В первую группу, весьма немногочисленную, входят вариативные пары, компоненты которых содержат различную корневую морфему: Германія – Нямеччына, Венгрыя - Ву-горшчына, Шатландыя – Шкоцыя, Уэльс - Валія. Сюда же, видимо, относится и пара Літва – Летува: мы затрудняемся сказать, имеем ли мы тут дело на синхронном уровне с двумя разными корнями, или с вариантами одного и того же корня. Топонимы Нямеччы-на и Вугоршчына традиционны для белорусского языка и были до 1933 года единствен-ными наименованиями соответствующих стран. В 1933 году в Белоруссии по инициативе советской власти была осуществлена языковая реформа. Первоначально эта реформа по-зиционировалась как орфографическая, однако на самом деле речь шла об изменении ли-тературного стандарта белорусского языка, о его сближении с русским. В рамках этой ре-формы и была осуществлена замена этатонимов Нямеччына и Вугоршчына на, соответст-венно, Германія и Венгрыя. Однако, белорусские эмигрантские издания продолжали вы-ходить в дореформенной орфографии в полном соответствии с дореформенным литера-турным стандартом. В начале 1990-х гг. в Белоруссии возникло движение за возрождение традиционной литературной нормы белорусского языка. Б?льшая часть независимых из-даний Белоруссии стала выходить в традиционной орфографии, которая с этого момента получила название клясычны правапіс - «классическое правописание». Поскольку власти в Белоруссии и официальные издания по-прежнему пользовались (и пользуются!) совет-ским вариантом белорусского языка, в белорусском языке возникли две конкурирующие между собой литературные нормы, и одним из следствий такого положения стало появле-ние конкурирующих вариантов Германія – Нямеччына и Венгрыя – Вугоршчына. Не-сколько иначе дело обстоит с парой Шатландыя – Шкоцыя. Этатоним Шкоцыя также восходит к традиционной дореформенной норме белорусского языка, однако, в отличие от лексем Нямечына и Вугоршчына никогда не был единственным названием соответствую-щей страны, но конкурировал с названием Шатляндыя (этот последний вариант всегда был более употребительным). На момент реформы 1933 года в белорусском языке исполь-зовались оба эти варианта; оба они были вытеснены советским Шатландыя, и оба воз-вращены к жизни в процессе возрождения дореформенного варианта белорусского языка. Добавим, что по своему происхождению вариант Шкоцыя является заимствованием из польского (ср. польск. Szkocja). Такое название Уэльса, как Валія также является по про-исхождению полонизмом (ср. польск. Walia). Наличие полонизмов среди белорусских на-званий стран неслучайно: в течение многих веков именно польский был для белорусов языком-посредником, обеспечивавшим для них контакт с внешним миром. Согласно на-шим наблюдениям, название Валія встречается в современных белорусских текстах край-не нечасто, и даже авторы единственной на текущий момент современной кодификации традиционной дореформенной нормы предлагают вариант Валія только как один из воз-можных, предлагая наряду с ним вариант Уэйлз – несколько более точную чем Уэльс транскрипцию англоязычного названия этой страны [1, c. 68].
Появление пары Літва – Летува связано с совершенно иными причинами. Именем Літва с называлось существовавшее с XIII века на белорусских землях государство – Ве-ликое Княжество Литовское. Государственным языком Великого Княжества был старобе-лорусский, а большую часть населения составляли славяне – предки нынешних белорусов, известные в истории как литвины. Предки нынешних литовцев выступали в то время под названиями жемайтов (летописная Жмудь) и аукштайтов. Когда в ХХ веке в результате распада Российской Империи в Прибалтике возникло новое независимое государство – Литовская Республика, термин Літва утратил свою однозначность: он стал употребляться как для обозначения обозначения исторической, славянской Литвы, так и для обозначения нового прибалтийского государства. Для устранения этой двусмысленности польский ис-торик Ф. Конечны (F. Konieczny) предложил для обозначения современной Литвы исполь-зовать её самоназвание на литовском языке: Летува (лит.: Lietuva) [2]. Позднее это назва-ние было заимствовано белорусской интеллигенцией, стремившееся «застолбить» назва-ние Літва исключительно за старобелорусским государством, однако общеупотребитель-ным название Летува в белорусском языке так и не стало.
Другая – ещё более немногочисленная группа вариантов – включает в свой состав единицы, имеющие общий корень, но отличающиеся друг от друга в словообразователь-ном отношении: Англия – Ангельшчына, Турцыя – Турэччына, Фінляндыя – Фіншчына, Фрысландыя - Фрызія. Появление первых двух пар вариантов объясняется расхождениями между советским и дореформенным языковым стандартом белорусского языка. Что же касается пары Фінляндыя – Фіншчына, то здесь второй компонент вовсе не связан с тра-диционной дореформенной языковой нормой; оба варианта белорусского языка исполь-зуют топоним Фінляндыя. Вариант же Фіншчына представляет собой, скорее всего, окка-зионализм. Зафиксирован этот вариант нами только один раз – в стихотворении классика белорусской литературы Янки Купалы:

На поўначы сумнай, у Фіншчыне дзіўнай,
Ракой з вадаспадам разліўся пакат;
Вуоксаю рэчка завецца у финаў,
Іматрай завуць вадаспад [3, c. 74].
Второй компонент пары Фрысландыя – Фрызія окказионализмом не является, од-нако употребляется крайне редко. По происхождению представляет собой заимствование из польского языка: ср. польск. Fryzja. В традиционной дореформенной версии обычно употребляется вариант Фрысляндыя, о чём см. ниже.
Третья группа вариантов связана с названиями небольших островных государств, в состав которых входит словоформа «Острова». В советской версии белорусского языка этому компоненту соответствует словоформа «Астравы», а в традиционной, дореформен-ной – «Выспы». Таким образом, мы имеем дублеты: Сейшэльскія Астравы – Сейшэльскія Выспы, Каморскія Астравы – Каморскія Выспы, Маршалавыя Астравы – Маршалавыя Выспы, Астравы Зялёнага Мыса – Выспы Зялёнага Мыса, Багамскія Астравы – Багамскія Выспы. Частотность употребления вариантов с компонентом «Выспы», по нашим наблю-дениям, в последние годы возрастает, однако, доминирующими, по-прежнему, остаются варианты с компонентом «Астравы».
Четвёртая – самая многочисленная группа дублетов – связана с фонетико-орфографической вариативностью. В рамках этой группы выделяются несколько под-групп. В первую подгруппу мы включаем дублеты, различающиеся твёрдостью / мягко-стью звука [л] в позиции перед гласным: Атлантыда - Атлянтыда, Галандыя - Галяндыя, Грэнландыя – Грэнляндыя, Зеландыя – Зэляндыя, Ірландыя – Ірляндыя, Ісландыя – Ісляндыя, Каталонія – Каталёнія, Нідэрланды - Нідэрлянды, Фрысландыя – Фрысляндыя, Шатландыя – Шатляндыя. Появление такого рода вариантов связано с влиянием со сто-роны русского и польского языков, через посредство которых в течение нескольких по-следних столетий заимствовались белорусским языком западноевропейские лексические единицы, в том числе и названия стран. Первые компоненты приведённых здесь пар яв-ляются русизмами. Вторые компоненты приведённых выше пар, за исключением топони-мов Фрысляндыя и Шатляндыя, представляют собой заимствования из польского. Фрис-ландия и Шотландия по-польски называются, соответственно, Fryzja и Szkocja; варианты названий указанных стран, возникшие в белорусском языке в результате заимствования из польского данных единиц рассмотрены нами выше. Что же касается вариантов Фрыслян-дыя и Шатляндыя, то они представляют собой заимствования из русского языка, фонети-чески переоформленные по образцу полонизмов. Заметим, что мягкий [л’], как признак традиционного варианта белорусского языка, характерен не только для названий стран, но и для лексики западноевропейского происхождения в целом. Так, например, мы имеем традиционное філялёгія, філязофія, плян, плянэта, ?тляс, лёгіка при советских філалогія, філасофія, план, планета, ?тлас, логіка..
Вторая подгруппа в рамках группы фонетико-орфографических вариантов связана с передачей греческой буквы ? в греческих по происхождению названиях стран. В совет-ской версии белорусского языка ? в названиях стран передаётся как в, а в традиционной – как б: Ліван – Лібан, Лівія – Лібія, Аравія – Арабія. Сюда же относятся историзм Візантыя – Бізантыя и библеизм Віфанія – Бэтанія. Впрочем, в случае с парой Віфанія – Бэтанія различия обусловлены не расхождением между классическим и советским вариантом бе-лорусского языка, но конфессиональной принадлежностью автора текста, в котором упот-реблён данный топоним. В текстах православных авторов мы увидим Віфанія, а в католи-ческих – Бэтанія.
Следующая разновидность фонетико-орфографических вариантов связана с мягко-стью / твёрдостью согласного звука перед [э]: Амерыка – Амэрыка, Арменія - Армэнія, Бруней – Брунэй, Кувейт – Кувэйт, Непал – Нэпал, Персія – Пэрсія, Перу – Пэру, Тыбет – Тыбэт и др. Мягкость согласного перед [э] связана с советским вариантом белорусского языка, а твёрдость - с классическим.
Две пары вариантов связаны с передачей средствами белорусского языка сочетания [ти]. Дело в том, что в истории белорусского языка мягкий [т’] перешёл в [ц’], в результа-те чего сочетание [ти] в белорусском языке стало фонетически невозможным. В заимство-ванных словах сочетание [ти] передаётся либо как ці, либо как ты. При этом традицион-ный вариант белорусского языка отдаёт предпочтение ты, а советский – ці: Аргенціна – Аргентына, Асеція – Асэтыя. В последнем случае мы имеем также твёрдый [с] классиче-ского варианта на месте советского мягкого [с’].
Кроме перечисленных выше имеется целый ряд вариантных, не объединяемых в какие либо группы. Приведём их здесь общим списком: Афганістан – Аўганістан, Балга-рыя – Баўгарыя, Егіпет – Эгіпет, Іарданія – Ярданія, Індастан – Гіндастан, Іспанія – Гішпанія, Расія – Расея, Эфіопія – Этыёпія.

Литература

1. Бушлякоў Ю., Вячорка В., Санько З., Саўка З. Беларускі клясычны правапіс. Збор правілаў. Сучасная нармалізацыя. – Вільня – Менск, 2005.
2. Дубавец С., Сагановіч Г. Старажытная Літва і сучасная Літва // З гісторыяй на Вы. – Вып. 2. – Менск, 1994.
3. Купала Я. Выбранае. – Мінск, 1980.

(Иностранные языки в научном и учебно-методическом аспектах. - Вып. 7. – Новосибирск, 2008. – С. 31 - 35)