Rss Feed
Самая свежая информация бесшумный винтовой компрессор тут.
Яндекс.Метрика

ЯЗЫКИ ХРИСТИАНСКОГО МИРА КАК ОТДЕЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ ЛИНГВИСТИКИ

До настоящего времени языки христианского мира как отдельный объект в науке не рассматривались, что представляется нам несколько странным в свете активного развития в последние десятилетия ХХ века с одной стороны ареальной лингвистики, а с другой – лингвокультурологии. Исследователи активно занимались изучением языков, имеющими общий регион распро-странения, описывали то, как отображаются в языке те или иные культурные или религиозно-культурные явления, однако нам неизвестно ни одной рабо-ты, в которой предметом научного описания были бы конфессионально-культурные группы языков: языки христианского мира, языки исламского мира, языки буддийского мира и т. д. Возможно, такое положение дел отчас-ти может быть объяснено отсутствием необходимого для такого описания понятийного аппарата. Нам кажется, что сейчас такой аппарат может быть сформирован с опорой на предложенное Л. Г. Паниным понятие «язык-консервант». Под языком-консервантом подразумевается язык, за которым «стоит не отдельный народ с его центростремительными интересами» [3, с. 18], но большой цивилизационный регион, объединённый общностью рели-гии и культуры, сформировавшейся под прямым воздействием и в рамках данной религии.
Важнейшей особенностью языка-консерванта, отличающего его от лю-бого другого языка, является то, что его норма формируется не с опорой на постоянно меняющийся узус, но с опорой на закрытый корпус текстов, обла-дающих абсолютным авторитетом в рамках той или иной конфессионально-языковой культуры. Из сказанного вовсе не следует, что языки-консерванты не способны к развитию, однако развитие это коренным образом отличается от развития этнических языков повседневной коммуникации. Если в этниче-ских языках эволюция осуществляется путём замены старых форм и единиц новыми, то в языках-консервантах появление новых единиц и форм не при-водит к вытеснению ими старых. Ни одна словоформа, ни одна грамматиче-ская конструкция не может выйти из употребления в языке-консерванте до тех пор, пока она сохраняется в составе главного сакрального текста (Библии, Корана, Авесты и т. д.). Исчезнуть же из такого рода текста языковая едини-ца может в единственном случае: в случае появления новой версии сакраль-ного текста, полностью заменяющей в религиозной практике старую (напри-мер, в случае появления нового перевода или редакции Библии).
В качестве языков-консервантов христианского мира могут рассматри-ваться: греческий, латинский, церковнославянский, сирийский, геэз, копт-ский, грабар. Следует отметить, что принадлежность двух последних к числу языков-консервантов можно оспорить. Дело в том, что коптский является не только литургическим, но и национальным языком коптского народа, хотя и почти вышедшим из повседневного употребления, однако воспринимаемым коптами как атрибут их не только конфессионального, но и этнического единства. Что же касается грабара, то не совсем понятно, следует его рас-сматривать как отдельный язык, или как особую литургическую разновид-ность армянского.
Отношения между языком-консервантом и этническими языкам наро-дов, в чьей культуре так или иначе присутствует данный язык-консервант, можно рассматривать как адстратные. Под адстратом мы понимаем «сово-купность черт языковой системы, объясняемых как результат влияния одного языка на другой» [1, 19]. Источником адстратного воздействия в рассматри-ваемой нами ситуации всегда является язык-консервант. Этнические языки, подвергающиеся адстратному воздействию со стороны одного и того же язы-ка-консерванта образуют его адстратную зону. Таким образом, мы можем говорить о греческой, латинской, церковнославянской, сирийской и геэз и др. адстратных зонах, классифицируя этнические языки христианского мира по тому, в какую адстратную зону они входят. Самой большой по количеству входящих в неё языков является, как нам кажется, латинская языковая зона, связанная с миром западного христианства.
Говоря о языках-консервантах, следует отметить особое место среди них греческого, который выступает в качестве источника адстратного воз-действия не только по отношению к ряду этнических языков, но и по отно-шению к некоторым языкам-консервантам, к церковнославянскому, напри-мер.
Отношения между языком-консервантом и тем или иным этническим языком его адстратной зоны сводятся к двум типам: взаимозаменяемому и взаимонезаменяемому. Примером взаимозаменяемых отношений может слу-жить языковая ситуация в Болгарии, где, с одной стороны со второй полови-ны ХХ века в качестве основного литургического языка используется совре-менный болгарский (церковнославянское богослужение встречается в Болга-рии крайне редко), а с другой стороны болгарская литургия воспринимается как перевод с церковнославянского подлинника, и правильность той или иной литургической формулы болгарского языка определяется прежде всего её адекватностью церковнославянскому оригиналу. Примером взаимонезаме-няемого типа отношений может служить языковая ситуация в восточносла-вянских странах. Ни русский, ни белорусский, ни украинский язык не упот-ребляются в качестве литургических, эта функция в России, Белоруссии и Украине принадлежит исключительно церковнославянскому. Возможны и промежуточные варианты. Так, например, в современной Сербской право-славной церкви священник сам имеет право выбирать, на каком языке вести службу, на сербском или на церковнославянском, при том, что церковносла-вянский пока ещё остаётся основным языком православного богослужения в Сербии [2, c. 63].
В одних адстратных зонах, как например в церковнославянской, пред-ставлены оба типа отношений, в некоторых – только один. Исключительно взаимозаменяемый тип отношений представлен в латинской адстратной зоне, что связано с языковой политикой Римско-католической церкви после Вто-рого Ватиканского собора [4], исключительно взаимонезаменяемый – в адст-ратной зоне геэз.
Адстратная зона может быть как гомогенной, так и гетерогенной. Го-могенной мы называем такую адстратную зону, которая включает в себя ис-ключительно близкородственные языки, а гетерогенной, соответственно, та-кую, которая включает в свой состав неблизкородственные или, даже, вовсе неродственные языки. Примером гомогенной адстратной зоны может слу-жить церковнославянская, включающая исключительно славянские языки (восточной и южной групп) и зона геэз, в которую входят эфиопосемитские языки. Примером гетерогенной адстратной зоны может служить латинская, состоящая из романских, германских, славянских, кельтских, балтийских, финно-угорских, баскского и мн. др. языков. Естественно предположить, что разного рода межъязыковые взаимодействия протекают в рамках гомогенных адстратных зон значительно активнее, чем в рамках гетерогенных, хотя бы в силу того, что близость языковых структур облегчает их взаимопроникнове-ние, однако этот тезис ещё нуждается в проверке на конкретном фактическом материале. Это, впрочем, уже не входит в задачи данного исследования.

ЛИТЕРАТУРА
1) Виноградов В. А. Адстрат // Лингвистический энциклопедический сло-варь. – М., 1990. – С. 19.
2) Кончаревић К. О богослужебном језику Српске Цркве у прошлости и данас // Научни састанак слависта у Вукове дане. – Београд, 1996. – књ. 25/2. – C. 57 – 66.
3) Панин Л. Г. Церковнославянский язык и русская языковая культура // Родной язык, родное слово. – Новосибирск, 2004. – С. 18 – 33.
4) Подробнее об этом см.: Стасюк Ю. А. Латинский язык в современной католической церкви // Иностранные языки в научном и учебно-методическом аспектах. – Вып. 6. – Новосибирск, 2006. – С. 91 – 101.

(Иностранные языки в научном и учебно-методическом аспектах. - Вып. 9. - Новосибирск, 2011)