Rss Feed
Яндекс.Метрика

ИСТОРИЯ ДЕВОЧКИ С ГИТАРОЙ (04)

29 мая 1999 год.
Ранним солнечным утром, впрочем, не совсем солнечным. На небе плавали белоснежные комья облаков, которые так и норовили закрыть собой солнце. Так вот, ранним утром в супер спортивной комнате мисс Селены Портрейт громкой трелью запел будильник. Сама же хозяйка комнаты тут же вскочила, и принялась будить подругу, которая уже начала сонно шевелиться.
- Вставай, вставай, Теонка! Подъём и на зарядку! – кричала Портрейт, заправляя свою постель.
- Ага. Встаю, - и Теона, по прежнему сонная, принялась заправлять свою раскладушку, после чего переоделась в спортивный костюм и вместе с Селеной отправилась на пробежку, вокруг дома.
После десятиминутной пробежки, девочки взяли полотенца, и пошли умываться. Выйдя из гостевой ванной, Теона достала из пластикового пакета белую блузку и чёрные туфли-кеды, и переоделась в школьную форму. Затем, девушка чуть подкрутила щипцами волосы и связала и лентой в высокий хвост. Как только она закончила, в комнату вошла Селена, полностью готовая к выходу.
- Ух, какая красавица! Ну, ладно, пойдём завтракать, - и девочки наперегонки побежали по лестнице, на кухню. Пока миссис Портрейт не было дома, все ели на кухне, а не в столовой. Сегодня на завтрак у Портрейтов подавали: овсяную кашу, копчённую селёдку, тосты, паштет и домашний мармелад. Пили, как обычно тыквенный сок, впрочем, подавали и кофе. Как только школьницы вошли на кухню, первое, что им бросилось в глаза, была Алиса. Она увлечённо читала « Гарри Поттера» и даже не замечала, что и как ест.
- Привет, Энн! Моё почтение, сестрёнка! – крикнула Селена, садясь за стол.
- Привет, Энн, Алиса! – Теона тоже села за стол и положила себе на тарелку овсянку и копчённую селёдку и налила себе сока. Ели молча, только изредка слышался стук ложек о тарелку. Селена то и дело поглядывала на часы и вообще постоянно ёрзала.
- Теона, уже без двадцати восемь, пора, - тихо сказала девочка. – Алиска, поедешь с нами?
- О нет, спасибо, - девочка скривила гримасу. – Нам сегодня ко второму уроку, так что я поеду через час.
- Ок. Теон, пошли?
- Да, да я уже доела. Пойдём. Спасибо, Энн, - Теона промокнула губы полотняной салфеткой и вместе с подругой вышла из-за стола.
- Пока, девочки, учитесь хорошо! – крикнула им вслед горничная.
- Пока, Энн!
Девочки вошли в прихожую и сняли с вешалок свои плащи. Теона – жемчужно-голубой, Селена – антрацитово-чёрный. Одевшись, школьницы выскочили из дома, вскочили на велосипеды и покатили в сторону школы. По дороге не произошло ничего примечательного, каждая девочка думала о своём и не отвлекала подругу от её мыслей. Ещё из далека, Теона увидела маленькую фигурку в плаще травяного цвета. Подъехав ближе, девочки узнали в этой фигурке Донатор. Надо заметить, что для влюблённой она была слишком бледной.
- Привет, девчонки! – вот! И голос охрипший!
- Привет, Лиз! – крикнули девочки.
- Бетси, с тобой всё в порядке? – обеспокоенно спросила Теона. – Ты какая-то бледная.
- Нет, нет, всё в порядке.
- Уверенна?
- Да, Селена, всё хорошо. Просто чуть-чуть голова болит, но скоро всё будет в порядке. Пойдёмте в школу, - и девочки зашли в здание. Сдали плащи в гардероб и пошли в класс английского. По дороге их нагнала приятельница Селены из параллельного класса – Николь Гамильтон.
- Привет, девчонки! У вас сейчас английский? А у нас он только третьим уроком. Пока! Да, Лиз, ты неважно выглядишь, сходи в медпункт! – и убежала.
- Фи!
- И это всё, что ты можешь сказать о Николь! – смеясь, воскликнул человек, стоящий за спиной Теоны. – Приветствую, леди!
- Привет, Джордж! – чуть оживилась Донатор.
- Привет, красавица! Ох, какая ты бледная! Всё в порядке?
- Ещё один! Мне Николь только что посоветовала обратиться в медпункт, эти две меня допекают, теперь ты ещё! – притворно возмутилась девушка, заходя в класс. – Никакого покоя!
- Ну ладно, ладно! Кстати, Теона, тебя Брай разыскивает.
- Вот пусть ищет дальше, ему полезно! – буркнула Рапс, доставая учебники из сумки. – Да, Лиз, попей, а то охрипла сильно, - и она протянула подруге бутылку морса.
- Спасибо, Теона. О, а куда Селена ускакала?
- Не знаю, - пожала плечами девушка. – Я даже не заметила, как она ушла. И если она не вернётся через минуту, то опоздает на урок, - в это момент в класс влетела Портрейт и встала к своей парте. Через секунду прозвенел звонок, и в класс вошла мадам Рошель.
- Good morning, everybody!
- Good morning, madam Roshel!
- Sit dawn. Today we have a control work, - все тут же достали тетради для контрольных, а мадам Рошель тем временем раскрыла доску, на которой белым мелом было написано задание. Сорок пять минут, ученики переводили текстики и выполняли задания, которые впрочем, были на повторение.
« Ничего сложного», - подумала Теона, дописывая последние слова. – « О, мадам Рошель уже дала задание! Значит, сдам работу и буду свободна»! – Теона поднялась со стула, отдала свою тетрадь мадам Рошель и не успела она вернуться к своей парте, как прозвенел звонок. Ученики побежали сдавать свои тетради, а Теона быстренько собрала свои вещи и отправилась на алгебру. По дороге в класс, её догнал Милстон.
- Привет, Теона! Как дела?
- Привет, Брайт! Всё в порядке.
- Погуляем сегодня?
- Вряд ли. Сегодня приезжает брат, ещё уроки делать и репетиция… Так что сегодня у меня день довольно муторный.
- Ясно. А завтра?
- Посмотрим. Ладно, Брай, мне нужно готовиться к химии. Пока!
- Пока!
Теона вошла в класс химии у не поверила своим глазам: на парте лежала её тетрадь для контрольных и листок с заданием! Значит этот химикатчик решил без предупреждения устроить контрольную! Кошмар! Быстренько приготовилась и принялась повторять конспект. Так прошла вся перемена. Контрольная была действительной сложной, но не сказать чтобы невыполнимая. После урока, когда все записали задание, ученики выскочили из класса и принялись обсуждать контрольную. Селена просто негодовала:
- Если из-за этой контрольной у меня снизится балл по химии, то мне конец! Этот химик мог бы и предупредить! – возмущалась Портрейт, идя на физику.
- Да ладно тебе, Селенка, контрольная была нетрудная, - устало потирая виски, произнесла Бетси.
- Это тебе так кажется! Ты ведь хорошо знаешь химию, а мне она никогда не давалась.
- Да, наверное.
Девочки прошли в класс физики, приготовились к уроку, и тут же прозвенел звонок. В класс вошёл профессор Тейлор.
- Доброе утро, ребята!
- Доброе утро, профессор Тейлор!
- Садитесь и открывайте тетради. Проверяем домашнюю работу, - после проверки домашней работы, профессор рассказывал что-то про устройство барометра, но Теона совсем его не слушала. Она постоянно поглядывала на Лиз.
« Она действительно очень бледная, такое ощущение, что Лиз заболела. После урока, отведу её в медпункт, а то ещё чего доброго, в обморок свалится»! – думала Теона, рассеяно записывая что-то в конспект. Весь урок, внимательно следила за Лиз, а та всё бледнела и бледнела, точно приведение. Как только прозвенел звонок, Теона подбежала к подруге.
- Лиз, ты же бледная, как приведение, пойдём в медпункт!
- Да, да, пожалуй! Я не очень хорошо себя чувствую.
- Вот, тем более, пошли!
Девочки быстро спустились на первый этаж и вошли во вторую дверь справа. За большим белым столом сидела немолодая дама в медицинском халате. Это был медсестра, мадам Форестер.
- Здравствуйте, мадам Форестер!
- Здравствуй, Рапс. Что-то со здоровьем?
- Нет, нет, мадам, не у меня, а у Элизабет.
- Что случилось, мисс Донатор?
- Я…я нехорошо себя чувствую. Голова побаливает и кружится и очень холодно.
- Так, вот тебе градусник, измеришь температуру.
- Спасибо, - она сунула градусник под жакет и вынула его через несколько минут.
- Измерила? Чудесно! Давай мне градусник! – она глянула на прибор и вскрикнула. – Милочка! У Вас температура тридцать восемь и восемь, а Вы в школе мучаетесь! Идите домой! А Вы, Рапс, её проводите, она сама не дойдет. Идите!
- Да, мадам Форестер, до свидания!
- До свидания!
И девочки пошли обратно, в класс физики, за вещами. Войдя в класс, Теона шепнула Селене, чтобы та помогла Лиз, а сама направилась к профессору Тейлору.
- Профессор Тейлор, простите, я только что была у мадам Форестер вместе с Лиз, у Бетси температура тридцать восемь и восемь, её нужно довести до дома, мне можно её проводить?
- Да, да, разумеется! Я предупрежу остальных учителей. И возьмите с собой мистера Макнейла, а то в случае обморока, мисс Донатор Вы точно не донесёте.
- Спасибо, профессор!
- Не за что! Идите!
Теона подбежала к парте Лиз, где Селена помогала подруге сложить учебники в сумку, попросила Портрейт забрать из гардероба плащ Донатор и ждать её у выхода из школы. Сама же Рапс побежала в кафе, где нашла Джорджа и Брайта.
- Привет, ребята! Джордж, у меня к тебе дело.
- Слушаю Вас, миледи, - в своей обычной нахальной манере отозвался парень.
- У Лиз температура под сорок, её надо довести до дома, а если она упадёт в обморок, я одна её не дотащу. Профессор Тейлор тебя отпустил.
- Да, да, разумеется, я помогу! Это же она из-за меня! – Макнейл вскочил из-за стола, попрощался с другом и помчался к выходу. Теона за ним едва поспевала. У выхода из школы, стояла Селена с её плащом и сумкой, и вконец побледневшая Бетси, которая держалась за руку Джорджа.
- Девчонки, простите, но я побежала, а то на физику опоздаю, - виновато сказала Селена.
- Да, разумеется, иди! Пока!
- Пока, выздоравливай, Лиз!
Выйдя из школы, она с Джорджем с обеих сторон поддерживая Лиз, отправились к Бетси. По дороге в дом они напряжённо молчали, и мысленно жалели подругу. Подойдя минут через пятнадцать к домику Донаторов, Теона позвонила в колокольчик, и через секунду дверь открыла горничная Хелен.
- Здравствуйте, мисс Теона! О Боже, что с мисс Бетси?! – воскликнула Хелен.
- Тише, Хелен! Лиз заболела, приготовь ей, пожалуйста, чаю с лимоном и позвони доктору, а я пока уложу её спать.
- Да, да, конечно! Иду.
Попросив Джорджа посидеть минут десять в гостиной, Теона отвела больную подругу в её комнату, помогла переодеться в светло салатовую ночную рубашку и уложила Бетси в постель.
- Спасибо, Теона! – чуть слышно прошептала Лиз. – Если бы не ты, не знаю, чтобы со мной было.
- Чепуха! Мы же подруги и должны друг о друге заботиться! – тут в комнату вошёл Макнейл, держа в руке чашку с чаем.
- Вот, Лиз, выпей, полегчает, - тихо сказал парень.
- Спасибо! Я жутко выгляжу, правда?
- Не говори глупостей! К тому же ты из-за меня заболела!
- Джордж, Бетси лучше поспать.
- Да, точно! Спи!
- А вы не уйдёте?
- Никогда не думала, что от температуры разжижаются мозги! Спи! – усмехнулась Рапс, закрывая за собой дверь. Спустившись в гостиную, она села напротив Джорджа, немного помолчала и задала вопрос:
- Слушай, а почему ты сказал, что Лиз из-за тебя заболела?
- Да я вчера её гулять позвал, мы погуляли часа два, а потом зашли в кафе-мороженое…
- … и в итоге она нагулялась по промозглой погоде, в тонком плащике и нажралась мороженым. Да? – чуть ли не смеясь, воскликнула Теона.
- Ну почему сразу «нажралась»? Вполне себе культурно съела вазочку мороженого! К тому же, не всё ж тебе одной по промозглой погоде гулять.
- Ну ты…
- Кто? – Макнейл тоже развеселился. Ему всегда было смешно наблюдать за возмущённой Рапс.
- Ты настоящий идиот! Замочил девчонке голову, накормил её мороженым и буквально сорвал нам концерт!
- Э-э-э… Да, не подумал.
- Оно и видно! – огорчённо вздохнула Теона. – Если Бетси не поправится к субботе, то я не смогу выпустить её на сцену, а концерт-то отменять нельзя. Придётся срочно тренировать Алису.
- Алису? Алису Портрейт?
- Ага, её самую. Она неплохо играет на синтезаторе, и вполне сносно поёт. Хотя именно неплохо. До Лиз ей далеко, - тут в гостиную вошла Хелен.
- Ребята, к мисс Бетси пришёл доктор, пока он её осматривает, идите, пообедайте, а то, вы поди и позавтракать не успели.
- Ага, идем, - Теона тихо вздохнула, и направилась в сторону кухни. Обедали молча, каждый ждал результата осмотра, и надеялся, что болеть Бетси придется недолго. Теона особенно волновалась за подругу: ведь если она проболеет долго, то многое пропустит в школе, а ведь на носу экзамены! Минут через двадцать, когда ребята уже доели и сидели молча, думая каждый о своём, на кухню вошла пожилая женщина с добрыми, лучистыми глазами и в халате врача.
- Здравствуйте, как там Элиза? – тут же спросил Джордж.
- Всё в порядке, молодой человек, обыкновенная простуда. Ваша подруга ела мороженое на этой неделе? – обратилась она к Теоне.
- Ага, ела, вчера.
- Вот оно и видно! Горло красное, насморк. Рецепт я передала горничной, давайте её горячий чай с лимоном и мёдом, каждые полчаса и через три дня от этой простуды следа не останется!
- Через три дня?! Чудесно! Спасибо Вам большое! – запрыгала Рапс.
- Не за что! Ну, до свидания, ребята! – и она ушла, предварительно сказав пару слов Хелен. Вероятно, по поводу лечения.
Ребята же, сломя головы понеслись в комнату Бетси. Она сидела на кровати, и среди кучи одеял и подушек казалась совсем маленькой.
« Господи, какая же она бледная»! – с жалостью подумала Теона. И действительно: от природы худенькая Донатор сейчас казалась тоненькой и прозрачной, громадные серые глаза смотрели грустно и как-то жалостливо. Увидав друзей, она чуть заметно улыбнулась и помахала рукой. На маленьком туалетном столике стояла чашка из под чая.
- Привет, ребята! Врач сказала, что у меня всего лишь простуда, и что через неделю я уже буду бегать! Хорошо было бы выздороветь к концерту!
- Даже если не успеешь, то ничего страшного не произойдёт. Придёшь послушать, а тебя мы сможем заменить Алиской. Она конечно звёзд с неба не срывает, но сойдёт. Так что не мучай себя! – ласково произнесла Теона. – Главное, пей побольше чая и как только спадёт температура, начинай заниматься, а то провалишь экзамены.
- Вот ты только об экзаменах и говоришь! Как будто других тем для разговора больше нет! – возмутился Джордж.
- Ничегошеньки ты не понимаешь, Джордж! – горячо воскликнула Лиз. – Теона права: экзамены – это очень, очень важно! А к концерту я непременно поправлюсь! И не придется меня заменять! Не беспокойся, Теона!
- Я и не беспокоюсь. Главное, не надрывай голос, а то сорвёшь его вовсе.
- Да, я помню. Кстати, к тебе же брат приезжает в четыре, ты иди, а то уже час дня.
- Мне и вправду пора, выздоравливай Бетси! Я позвоню сегодня, а завтра заеду и расскажу тебе все новости!
- Ок! Спасибо, Теонка! Правда спасибо!
- Не за что!
- Элиза, ты может поспишь, а я сбегаю в школу, и привезу наши велосипеды, - предложил Джордж.
- Да, да, пожалуй! Тогда, пока!
- Пока! – и ребята вышли из комнаты. Теона быстро спустилась по лестнице, попрощалась с Хелен, и вышла на улицу.
- Рапс!
- Чего тебе, Милстон?
- До школы вместе идем?
- А зачем мне в школу? – непонимающе спросила Теона.
- Велосипед ты там оставишь?
- Тьфу! Ну я и придурка! Тогда да, до школы вместе.
Шагая по дороге в школу, Теона никак не могла понять, что же её так обеспокоило в словах Макнейла, но тут её как током ударило!
«Кафе-мороженое, находящееся недалеко от школы, находиться как раз на Боуд-стрит! Там где мы с Брайтом вчера гуляли! Выходит, ни для кого не секрет, моя прогулка с парнем, которого я таранила уже пять лет как! Понятно теперь, почему он на меня весь день так ехидно смотрит»! – подумала Теона с раздражением. – « Мог бы прямо сказать, а не намёками объясняться! О, уже и к школе подошли»! – девушка быстро добежала до своего велосипеда, рассеянно помахала Макнейлу, и, вспрыгнув на своего железного друга, покатила по усыпанной гравием дорожке к себе домой. По дороге Теона заехала в кондитерскую, где позавчера покупала пирожные, купила миленький тортик, который очень нравился Джеймсу, когда тот был маленьким. Сунув торт в сумку, девушка поблагодарила продавщицу и быстро поехала домой. Она не сомневалась, что сейчас мама готовит праздничный ужин, а Мэри готовит гостевые комнаты, украшает дом свежими цветами и доприбирывает дом. Как обычно свернув за угол, школьница почувствовала вкусный запах жареного гуся в яблоках, тушёных грибов и коронного маминого блюда – ежевичного штруделя. Но один запах показался ей совершенно незнакомым и даже чуть-чуть противным.
« Что мама там затеяла»? – спросила Теона саму себя, - « Неужто какая-то шотландская несъедобная чепуха»? – девушка притормозила у ворот дома, легко соскочила со своего железного друга и толкнула калитку. В саду было очень чисто: ни опавших листьев, все цветы повязаны ленточками и красиво подстрижены, плетёные стулья и столик тщательно вымыты, газон подстрижен. Рапс быстро прошла расстояние, отделявшее дом от изгороди и позвонила в колокольчик. Дверь отворила Мэри.
- А, Теона! Здравствуй. Ты сегодня рано, что-то случилось? – горничная вытерла руки о, пока ещё чистый, передник.
- Привет, Мэри! Вот, это к чаю, - с этими словами девушка сунула в руки Вуд, коробку с фисташковым тортом. – Где мама с папой? Мирабель?
- Фрау Рапс украшает столовую цветами, а Гер Рапс в кабинете: разбирает какую-то документацию. Мирабель у себя в комнате: готовит какой-то сюрприз.
- Ясно. Я тогда к маме, а ты приготовь, пожалуйста, чаю. Пить хочу ужасно! – Теона сняла плащ и пошла в столовую. Посреди зала стояла огромная картонная коробка с кучей тюльпанов и гербер, а Вильгельмина Рапс украшала ими столовую: в каждую вазу по букету, на стол, в настенные вазочки, разбросает по подоконнику. Когда девушка вошла, Вильгельма с сосредоточенным видом составляла букет на стол. На звук открывающейся двери, она обернулась и увидела дочку.
- Привет, Теона! Ты рано, что-то произошло? – обеспокоенно спросила мама.
- Привет, мам! Лиз заболела: температура, головная боль. Пришлось отпрашиваться и доводить её до дома. Но врач сказал, что ничего серьёзного, через неделю бегать будет!
- Ох, какая жалость! Позвоню сегодня миссис Донатор. Ну, раз уж ты пришла раньше, то принеси, пожалуйста, тарелки и приборы, и накрой на стол. Скоро поедем на вокзал Кингс-Кросс. Когда вернёмся, всё должно быть готово, - с чуть усталой улыбкой произнесла Вильгельма.
- Да, мамочка, конечно! А тарелки взять праздничные?
- Разумеется! Приезд брата, да ещё и с невестой – настоящий праздник!
- Поняла, мамочка! – и Теона побежала сначала в гостиную – достать из комода скатерть, потом на кухню – за посудой. Положив белоснежную скатерть на большой поднос, девушка поставила на неё белые, с золотой каймой тарелки и фамильные приборы из столового серебра. Подняв поднос со стола, девушка поняла, что погорячилась, поставив на него так много. Поднос бал тяжеленным, поэтому нести его пришлось с невероятной осторожностью, дабы не разбить тарелки и не засыпать весь дом осколками. В столовой, Теона оставила тарелки и приборы на маленьком кофейном столике, а сама расстелила белоснежную скатерть на длинном дубовом столе. Закончив раскладывать тарелки и приборы, Рапс забежала на кухню за двумя коробками, с бокалами.
« Бокал для вина, для шампанского, для сока и рюмка под коньяк», - перечисляла Теона у себя в голове. В обще-то, она неплохо знала столовый этикет, (сказывались каникулы, проведённые у бабушки Саманты) но в редкие моменты сервировки, девушка боялась что-то нарушить. Закончив с сервировкой стола, Теона приняла у мамы роскошный букет из красных гербер и белых лилий и поставила его на стол. Тут в кармане у девушки зазвонил мобильник:
- Теона фон Рапс у аппарата. А, Селена, привет! Да, репетицию сегодня отменяем, но переносим её на завтра. Сделаем двухчасовую. Правильно, Лиз заболела, но не отменять же концерт! Кого возьмём? Алису! Попробуй её уговорить! К тому же, партитуру она знает, поёт не фальшиво, внешность приличная. Нормальная замена Лиз. Скажу честно, Селена, твоя сестра конечно звёзд с неба не срывает, но поёт прилично, так что, сойдёт. Ага, пока! – положив трубку, Теона глянула на часы и вскрикнула: уже без пятнадцати три!
- Что случилось, Теоночка? – испугалась фрау Рапс.
- Мам, уже сорок пять минут третьего! А Джеймс с Кейтлин приезжают в четыре! Через полчаса, край, нужно выехать! Мы успеем? – обеспокоенно затараторила школьница.
- Успеем, доченька, успеем! Расставь пока напитки на столик, и беги переодеваться!
- Да, мам! – девушка выбежала из комнаты, юркнула в кухню, где вовсю шла готовка, и достала из холодильника: соки, две бутылки вина и папин виски. Поставила все бутылки в небольшую корзинку, отнесла в столовую и аккуратно расставила на столике. Полюбовавшись красиво накрытым столом, Теона чмокнула маму в щёку и побежала на второй этаж. Проходя мимо комнаты сестры, девушка постучалась в её дверь.
- Заходите! – донёсся из приотворённой двери девчачий голос.
- Привет, Мирябушка! Мама сказала, чтобы мы оделись и вышли в сад через пятнадцать минут.
- Ок! Буду готова!
Предупредив сестру, Теона скакнула в свою комнату, бросила сумку под стол и открыла шкаф. Достав от туда джинсовую юбку, куртку и бежевый джемпер, девушка быстро переоделась, сменила школьные туфли на джинсовые балетки, и взяв белую кожаную сумочку, выскочила из комнаты. Быстро спустившись по лестнице, Теона поправила причёску у зеркала в прихожей и вышла в сад. Погода стояла чудесная: чистое голубое небо, яркое солнце, цветочное благоухание в воздухе, птичье пение. Красота! Подойдя к машине, девушка увидела отца, который в это время заводил свой « Мерседес».
- Привет, пап!
- А, привет, Теонка! Как жизнь?
- Нормально! Правда Лиз заболела, так что пришлось перенести репетицию.
- Сочувствую! Передай Бетси пожелания скорейшего выздоровления.
- Ага, передам! О, а вот и мама с Мирябушкой! – и действительно, к тёмно вишнёвой машине подошли фрау Рапс с дочкой. Как только все уселись, машина спокойным ходом покатила на вокзал Кингс-Кросс. По дороге на вокзал, они таки умудрились влипнуть в небольшую пробку, которая впрочем, очень быстро рассосалась. Дальше, семейство Рапс ехали быстро и без происшествий. Приехав на вокзал, Теона первым делом глянула на огромные вокзальные часы.
« Без десяти четыре. Что ж, неплохо», - подумала девушка, подходя к платформе. – « Надо же! Джеймс же приезжает на платформу девять! Если пройти сквозь билетную кассу, окажемся на платформе девять и три четверти! Прям как Гарри Поттер»! – усмехнулась Рапс, вспомнив недавно прочитанную книгу. – « О! А вот и наш поезд»! – действительно, к платформе приближался чёрно-красный поезд, на котором крупными буквами было написано: Эдинбург-Лондон.
Ровно в четыре, поезд остановился, и из него выходили радостные пассажиры. В этой куче мале, Теона не сразу разглядела своего брата: пассажиры, только сошедшие с поезда, друзья и родственники, которые пришли их встречать, громоздкие чемоданы. Всё это смешалось в одну однородную массу. Ища глазами брата, девушка вдруг увидела чуть насмешливый, но очень добрый взгляд карих глаз. Ну вот он! Её брат! Счастливо улыбнувшись, Теона подбежала к брату и кинулась ему на шею.
« Как же давно мы не виделись»! – промелькнуло в голове у девушки.
- Ой-ёй, сестрёнка! Задушишь ведь! – смеясь, крикнул парень. Теона только хмыкнула, отпустила брата и чуть отступила назад, чтобы получше его рассмотреть. За год, девушка практически забыла, как он выглядит, и сейчас с интересом разглядывала его. Всё те же растрепанные чёрные волосы, карие глаза, добрая улыбка.
« Нет, всё же он вырос», - подумала девушка.
- Джи-им! – с этим воплем Мирабель повисла на шее у брата.
- Да вы что, сговорились?! Обе меня задушить решили?! – воскликнул парень вырываясь из крепких объятий сестры. – Я, конечно, очень польщён, но мне хотелось бы ещё с родителями поздороваться!
- А кто тебе мешает? Иди, здоровайся, а я пока познакомлюсь с твоей невестой, раз уж ты потерял в своей Шотландии хорошие манеры, - с нажимом произнесла Теона.
- Ой! Прошу прощения, миледи! Позвольте представить, моя невеста. Леди Кейтлин Швайер.
- Приятно познакомиться! – воскликнули обе девушки и рассмеялись. Кейтлин была высокой, стройной девушкой, с пышными чёрными кудрями и серыми глазами. Она смотрела чуть испуганно, но всё же не теряла достоинства леди. Пока брат здоровался с родителями, Теона решила взять ситуацию в свои руки.
- Привет, Кейтлин! Меня зовут Теона!
- Привет! Можно Кейт! А ты, наверное, Мирабель? - обратилась она к младшей Рапс.
-Ага, можно Мирябушка!
- Как-как? – смеясь, переспросила Кейт.
- Мирябушка, - вмешался в разговор Джеймс. – Но давайте перезнакомимся в машине, а то в этой толкучке только голос сорвать можно, - он погрузил чемоданы на тележку и повёз её в сторону выхода. Подойдя к машине, Райнхольд помог сыну перетащить чемоданы в багажник, уселся за руль и повёз всё семейство обратно, на Риджент-стрит.
Пока ехали, Теона и Мирабель наперебой рассказывали Кейт забавные истории о детстве Джеймса, о чудесных цветах, которые выращивает их мама, о недавно прочитанных книгах. В общем, о всякой ерунде. Подъехав к дому, первое, что бросилось в глаза, была милая рыжая собачка, с длинными ушами и мокрым розовым носиком.
- Познакомься, Кейт, это - Шерри. Привет, наглая морда! Слышал, ты недавно разгрохал мою любимую тарелку? Знакомься, Шерри, это – Кейт, будешь её слушаться, - выскочив из машины, Джеймс первым делом пошёл общаться с любимой собакой. А Шерри только хвостом вильнул. Кейтлин же собачка просто очаровала. Она почесала Шерри за ухом и клятвенно пообещала, что будет подкармливать его ветчиной всё своё пребывание в этом доме. Теона на это лишь хмыкнула, и посоветовала не подкармливать собаку: ходить потом по пятам станет и хвостиком от восторга вилять. Посмеявшись над перепалкой брата с сестрой, все прошли в дом, где Кейт познакомилась с последним обитателем дома – Мэри. Та несказанно обрадовалась, что сын её хозяев избрал себе в жёны воспитанную девушку из интеллигентной семьи, леди.
« Столовая сегодня выглядит великолепно»! – подумала Теона, садясь на свой стул, напротив Мирабель. Папа сидел во главе стола, напротив мамы. П столовая и впрямь выглядела прелестно: накрахмаленные золотистые занавески, тщательно вычищенные картинные рамы, вазы, в которых находились самые разнообразные цветы, и конечно же, стол. О, что на нём только ни красовалось: печёный гусь в яблоках, на большом блюде, грибной соус, в большой соуснице, ростбиф, и что-то непонятное, вроде супа с моллюсками. В середине стола – большая ваза с роскошным букетом, составленным мамой перед отъездом на вокзал. За столом Кейт рассказывала о том, как прошло её детство. В речи Швайер, Теона заметила лёгкий акцент, и он был точно не шотландским. Спросив об этом, девушка получила подробный ответ:
- Моя мать – латышка, - объяснила Кейт. – И до моих восемнадцати, мы жили в Риге, и только после смерти бабушки переехали в Эдинбург. Живя в Латвии, я редко разговаривала на шотландском или английском, поэтому говорю с акцентом. Сказать по правде, привыкнуть к стилю жизни шотландцев оказалось трудновато. В основном из-за их кухни. Брр! Это же нечто несъедобное!
- Да уж! Это точно! Я когда приехала к подруге в Шотландию, на лето, то сначала испугалась! – фыркнула Вильгельма.
- И такое бывает! Мама, а это что? – спросила Мирабель, указывая на блюдо с моллюсками.
- Это, Мирабель, буйабес. Джеймс рассказывал, что ты любишь французскую кухню, Кейт. Вот я и решила приготовить.
- Очень вкусно, фрау Рапс! – похвалила Кейт, пробуя блюдо.
- Пустяки, девочка! Я готовила его когда-то, в Грайфсвальде.
Спокойно попивая свой любимый персиковый сок, Теона размышляла о Швайер:
« Похоже, лучше неё Джиму не найти. Она недурно воспитана, по его рассказам, неплохо играет на фортепиано и на гитаре, не лишена чувства стиля, умна. И к тому же, Кейт его любит. А впрочем, какое мне до всего этого дело»! – за своими думами, девушка не услышала, как ей задали вопрос.
- Э-эй! Теонка! В облаках витаешь? – поинтересовался брат.
- А? Что ты спрашивал?
- Я спрашивал: ты всё ещё таранишь того мальчишку? Милстона, кажется.
- Да нет, уже нет. Вчера гуляли.
- И ты молчала?! – воскликнула Мирабель.
- А что? – пожала плечами Теона. – Если уж мне это до лампочки, то тебе уж тем более. И вообще, мы всего лишь гуляли.
- Ясно. Пап, а как там поживает старина Руперт? – поинтересовался Джеймс.
« Ну вот, заговорили о старых знакомых», - понуро подумала Рапс. – « Ой, а сколько времени, уроки ещё делать! Ничего себе! Двадцать минут восьмого! Засиделись»! – и, сообщив родителям, что её ещё уроки делать, Теона выпорхнула из-за стола. Забрав из комнаты сумку, девушка спустилась на первый этаж, в библиотеку. Из столовой слышались голоса, но школьница быстро сосредоточившись, преступила к урокам. Семь минут на английский, пятнадцать на химию и…
« Чёрт! Я же не знаю, что задали по физике и алгебре! А, и ладно! Завтра этих предметов всё равно нет. Зато есть информатика, география, которую я на дух не переношу, геометрия, по которой будет контрольная, физкультура, немецкий и литература. В общем, тьма кромешная и никакого просветления»! – думала Теона, запихивая книги в сумку. Проходя мимо столовой, она заметила, как все встают из-за стола и быстро прошмыгнула по лестнице, в свою комнату. Включив свет, девочка бросила сумку в угол, села за стол и погрузилась в мир Маргарет Митчелл. Читая о войне, между Югом и Севером, Теона не заметила, как небо потемнело, и на нём показались звёзды. Разминая в очередной раз, шею, девушка невольно глянула на часы, и поняла, что зачиталась. Было без двадцати десять, так что Рапс закрыла книгу и пошла умываться. Выйдя из ванной, Теона переоделась, расстелила постель и легла спать. Минут через пять, зашла мама, принеся по обыкновению молоко и крекеры. В три глотка выпив молоко, девушка пожелала маме спокойной ночи , и уснула, в надежде, что ей приснится единорог. Чудно, правда?