Rss Feed
Яндекс.Метрика

СИМОН ОКОЛЬСКИЙ. МИР ПОЛЬСКИЙ. ЛЮБИЧ (с латинского)

ЛЮБИЧ

ОПИСАНИЕ

Подкова белого цвета с крючками, спускающимися вниз, над верхней точкой которой помещён золотой крест, а внутри подковы – другой такой же крест. Над шлемом – три страусинных пера. Поле фиолетовое.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Происходит от герба, именуемого Побог. Воин, успешно сражавшийся на войне, был при соединён к гербу Побог, однако при каком короле и в каком году, тут мнения писателей расходятся. Так историк Башко, каноник познаньский, полагает, что это произошло при монархе Казимире во время войны с пруссами в 1190 году. Пруссам, которых полезианцами (полешанами ?) зовут, когда они занимались мирными делами, Казимир принёс войну, чтобы отомстить за смерть брата Генриха. За ним в поход отправились: Болеслав Мечиславович, Болеслав Высокий, и сыновья братьев Мечислава Владиславовича. Там, в сражении, когда из засады на наших враги обрушились, некий воин из семьи, которая подкову с крестом носит, бросился в атаку с рядовыми бойцами, которых он во власти своей имел, и все враги без промедления обратились в бегство, а их предводитель, схваченный этим воином, был к Казимиру отведён и ему подарен. Казимир же в награду этому воину большие владения дал. Дан ему был также на герб за славную службу ещё один золотой крест, размещённый над подковой. Другие, однако, происхождение этого герба относят ко временам войны с крестоносцами, которая была в правление Владислава Локетека, в 1333 году. Но, поскольку герб Побог происходит из герба Заглоба, а герб Любич от герба Побог, из расчёта лет мы можем вывести год появления герба Любич. Герб Побог возник до 1038 года, как то следует из Перечня гнесненских архиепископов Яницкого. Самая верная догадка о происхождении герба Любич имеется у Башко. Поэтому и Папроцкий во втором своём сочинении сам себя исправляет. И, хотя из лековского церковного списка, так и из эпитафий для Любича выводится 1081 год, если во втором сочинении Папроцкого нет ошибки издателя, следует сказать, что тогда был ещё не герб Любич, но герб Побог. Ибо герб Любич начинается с 1190 года от Баскона (?), и оттуда ведётся их родословная линия. Название же герба Любич происходит от названия реки, около которой была война. Имеет эта река также и другое название – Дрвенца, как то следует из королевских постановлений от 1611 года, л. 36.

ЗАЩИТНИКИ И УКРАШЕНИЕ ОТЕЧЕСТВА

Есть только два полюса, которые всю мировую машину от неба до центра земли в единое целое соединяют, что бы не распалась она, как то сообщают небоописатели. Полюса они называют арктическим и антарктическим. Когда же мне представляется Родина, я вижу, что держится она двумя неподвижными и благороднейшими полюсами: украшением и защитой. Я говорю об украшении не персидском или греческом., которое в одежде, блеске, роскошестве и излишествах заключается, но в том, чтобы украсить себя искусствами, разумом, религией, верой, - искусствами достойными, разумом зрелым, религией Христианской, верой истиной. И таким образом украшенное Отечество достигает того, чтобы королевство цвело и хорошо управлялось, чтобы для граждан было благополучие и суд для врагов. Без этих же украшений отечество с неизбежностью разрушится и погибнет. Ибо там, где Отечество подобным образом не украшают, легко его разъедают жестокие убийства, постыдные устремления, варварская дерзость, и так от залитой кровью и осквернённой Родины отворачиваются. Защита – это вторая опора Отечества, и если защита сильна, а тем более, очень сильна, то прочна и эта опора, если те, кто поддерживают Родину сильны, то таковы же и те, кого защищают (?). Поэтому Клаудиан и писал:

По заслугам вас, о благородные Любичи , защитниками Родины и украшением её называть, пока вашу железную подкову и ваши блистающие золотом кресты будут мне видны.
Филипп III, король испанский, как утверждает Соломон Невгебский, взял себе в качестве символа две сферы: одну земную и одну небесную, и присовокупил к ним девиз: ЗАЩИЩАТЬ ЧЕСТЬ БОГА И РОДИНЫ. Не разнится от этого и ваш герб, о Любичи, ибо железной подковой вы защищаете Родину, а золотыми сияющими крестами – честь Бога. Поэтому в родословной линии вашей семьи я вижу столько триумфаторов, сенаторов, префектов, епископов, прелатов, воинов, ротмистров, достойных сравнения с Юлиями, Фабиями, Камиллами, Сципионами, Ганнибалами. И святость светлейших епископов я вспомню, Отечество вы украсили и защитили. Я читал, что Генрих III, король французов, взял себе на герб для возбуждения доблести три короны, из которых он две на земле расположил, третью же – на небе, и к этому написал: ПОСЛЕДНЯЯ ОЖИДАЕТ НА НЕБЕ. Смысл этого таков, что будучи королём двух королевств, Франции и Наварры, так стремился управлять делами королевства и королевствами, чтобы из-за этих двух корон не утратить совершеннейшую и неизменную корону на небе. На вашем гербе также три предмета я вижу: два креста и лошадиную подкову, но поскольку эта подкова заслуживает превращения (преобразования?) в крест на Родине. Когда же владельцы герба посредством креста на победителя мира посмотрев, рассудят, справедливым окажется написать на вашем гербе: ЖДЁТ ВАС ПОСЛЕДНИЙ КРЕСТ НА НЕБЕ.

НЕБЕСНАЯ ЖИЗНЬ

Сладчайшим вдохновением подвигнутый, святой Ефрем Сирин так описал жизнь небесную: «Блажен, кто по Божиему писанию живёт, ближнему своему служит и подчиняется, несчастья со спокойной душой переносит, а также верным исповедником является, ибо в Господе будет он коронован». Жизнь небесна, по воле Бога, начинается с достойной жизни на земле. Ибо так писал Иоанн Дамаскин: «Те, которые делают добро, пойдут в жизнь вечную». Якоб, первый король Шотландии, чтобы начать жизнь небесную, торжественно провозгласил, призвав в свидетели поднимающийся над короной крест и свой меч, ЗА ЗАКОН И ПОДАННЫХ. Он подразумевал, что он готов сражаться и умереть, но чтобы никогда не повредить собственному спасению и божественной чести.
Иоанн Фер в театре изобразил крест, по которым сделал надпись ВСЕ ЦАРИ БУДУТ СЛУЖИТЬ ЕМУ. Поэтому познали вы лекарство для отягощённой злом души, и крестами украшены были. Таковым среди вас я считаю достопочтенного Тилицкого, епископа краковского, но, прежде всего, Жолкевского, канцлера Королевства Польского и верховного предводителя войск, которому П. Альберт Пигловский из Общества Иисуса такую эпитафию посвятил:

Был
Величием деяний
Усердием в делах военных
Вождь благороднейший,
Деяниями прославленный не менее,
Чем суждением своим.
О настоящем он справедливейшим образом рассуждал,
О будущем тепло говорил.

Он научился
Никогда не быть сломленным несчастиями, но подниматься
Был он для своих не менее хорошим другом,
Чем сильным врагом для чужаков.
К военной булаве ещё и печать Королевства
Получил.
На обеих службах себя достойно показал.

Он наступил на горло Московского императора
И перед королём СИГИЗМУНДОМ его
Поверг.

РОДОСЛОВНАЯ ЛИНИЯ ЛЮБИЧ

Благородный Н. герба Побог, который от этого родословия отошёл, в 1190 году по воле монарха Казимира, после битвы против врагов веры полезианцев, как о том сказано в разделе, посвящённом происхождению герба. Так пишет Башко, каноник познаньский, в «Описании князей Мазовии», поэтому и Папроцкий исправился, который первоначально писал, что это случилось во время войны с крестоносцами при Владиславе Локетеке в 1333 году. Ленковские в Плоцком воеводстве производят свою фамилию от селения Ленков. Павел был чашником плоцким. Его упоминает каталог (приходская книга ?) церкви, основанной в Ленкове в древнейшие времена, в самом начале веры в королевстве нашем. Павел, сын Павла был подчашим плоцким, а Матьяш – кастеляном Вышегродским. Другие многочисленные представители этого рода упоминаются там же после 1200 года. Н. Ленковский был подстаростой калисским в 1383 году, Бельский, л. 262. Матьяш, которого упоминает каталог под 1388 годом, кастелян вышегродский, оставил после себя сына Николая, который был бакалавром свободных искусств, каноником плоцким и настоятелем ленковским. Другой его сын, Андрей, также был настоятелем ленковским, умер в Риме. Третий сын, Матьяш, был придворным короля Адальберта. Он вступил в брак с дочерью Кухарского, кастеляна закроцкого.От этого брака у него были сыновья : Николай, Станислав, Андрей, Ян, Феликс. Николай вступил в брак с Богацкой, дочерью воеводы Мазовии, оставил после себя сыновей Николая и Станислава и дочь Ядвигу, которую выдал замуж за плоцкого чашника. Николай состоял в браке с Катариной Голинской, дочерью кастеляна черского, оставил после себя сына Станислава и дочерей: Доротею и Анну. Станислав был подчашим чехановским. Он от брака с Анной, дочерью кастеляна черского, Станислава Лесневольского из имения Обдоры, который был военным предводителем в Литве в 1563 году при правлении короля Августа, оставил после себя множество сыновей, но все они, кроме Адальберта, рано умерли. Состоя во втором браке с Анной Вихоровской, дочерью чехановского нотария, имел сыновей: Андрея, Николая, Якоба и дочерей: Софию и Маргариту. Ян, сын Матьяша от брака с Голинской, имел сына Франциска, который от брака с Вилькановской, сестрой кастеляна плоцкого, оставил детей Адама, Анну, Софию, а от брака с Неборской – Симона, Яна и Богумила. Адам, один из двух сыновей, справил свадьбу с Гумовской. Их сестра Елизавета была замужем за Боруковским,. Она родила епископа премышльского и подстаросту королевства, а также его брата – аббата плоцкого. Ему посвящена эпитафия:

ЭХО ПРЕДКОВ К ПОТОМКАМ

С нежных лет себя приучай к тяжёлым трудам.
Когда-нибудь тебе придётся начать путь войн.
Если лень держит твои детские годы,
То и став старше, ты будешь пребывать в праздности.

Шидловецкие в плоцком воеводстве. Павел с юности в Великом Княжестве Литовском почётные поручения у Гаштальда исполнял.Потом он был доблестным воином светлейшего короля Сигизмунда, который его очень любил, королём он был освобождён из плена от крестоносцев. Был также судьёй судьёй земли Закроцимской. От брака с Кобылицкой, герба Правдич, имел четырёх сыновей: Станислава, который посвятил дни жизни своей Марсу и у Станислава Одровазского был трибуном плоцким, Петра, знаменосца вышегродского, Андрея, канцлера плоцкого, Эразма, ловчего плоцкого, который с Сенявским, предводителем войск, и с Лесневицким под Посволией и Невлом сражался, должность ротмистра там получил.
Упомянутый выше Пётр от брака с Красинской имел пятерых сыновей. 1.Станислав, который юность свою успешному изучению наук посвятил, потом был в хелмской епископской курии при Старожребском. Из каноника хелмского и куржелёвского стал аббатом брестским. 2. Ян, постоянный воин, под Полоцком в плен к московитам попал и в Страканию был переведён. Освобождён заботами епископа краковского, своего дяди по матери. 3. Андрей, был предан войне. Он сражался в России, против татар, против молдован под предводительством великих вождей войск – Язловецкого и Мелецкого. 4. Павел, выдающийся и опытный воин, с Потоцким, префектом и генералом Подолии, а также со Струсом, много против татар воевал. Сражаясь под Ростовом (?) шесть раз был пронзён стрелами, но от знамени не отступил и побеждён не был. Женился на Нарембской, был приписан к жителям краковской земли, был там среди первых по знатности. 5. Альберт, каноник краковский и настоятель встежицкий.
Немерий, отдав Марсу дань, сочетался браком с Мостовской герба Долега и оставил после себя пятерых сыновей. Умер он в почётном звании плоцкого ловчего. Его сыновья всей душой стремились к службе военной, в различных воеводствах имения у них были. Поэтому от Сандомирского воеводства Ян Шидловский, а от Самогацкой земли – Бальтазар Шидловский подписали избрание короля Владислава IV, и ныне счастливо правящего.
Боржецкие в Добржинской земле. Матьяш, аббат лендский, был прекрасным, выдающимся мужем, его заслуги ему славу среди нас и награду на небесах принесли.
Шавицкие в Подляшье. Матьяш был кастеляном подляшским, его сын Адальберт был старостой мельницким, с Длусской герба Котсиц связал себя брачными узами.
Ушинские в Подляшьи. Но другие относят их к гербу Побог.
Тылицкие в Куявии (на Киевщине?) - древний род в Королевстве, плащём и тогой прославлены. Пётр Тылицкий был великим секретарём Королевства, потом стал настоятелем гнесненским и каноником краковским, затем епископом краковским. О нём среди епископов краковских сказано:

О выдающееся украшение, о красивейшая жемчужина сената,
Тылицкий, учёной тоги похвала и красота,
Тебя блаженное потомство языками славит,
А также храмы повествуют о твоих делах.
Все голоса сливаются воедино:
Вот он, Отец Отечества, у которого следует учиться.

Н. Тылицкий, кастелян брестский, калисский, члуховский, рогозский. Якоб, пивничий калисский, чья дочь вышла замуж за Альберта Глебовского.
Стогневы в воеводстве плоцком. Мужи, благодаря высоте души своей в суде прославленные, в военном лагере выдающиеся, которых Папроцкий не без основания красивейшей песней прославил. Они, собственно, то же, что и Жолчинские. Николай Стогнев, которого упоминают плоцкие акты, сто восемьдесят лет тому назад продал имения Дембко и Вышис. Ян, благодаря заслугам своим на военной службе, имения в Подолии и в России основал. Он упоминается в земельных актах каменецких под 1516 годом.
Дочь Якоба Яхновича из Хубарова, Катарина, в браке с Павлом Зембицким родила дочь Ефремию, которая была выдана замуж за Яна Жолчинского, иначе – Стогнева, от которого родила сыновей Николая, Лаврентия и дочь Доротею, которая была выдана замуж за Яна Боляновского.
Ян – единственный из них, кто в Россию переселился, после военных побед в Московии. Он также ходил и в другие походы. Он заключил брачный союз с Сенявской, дочерью судьи Галицкой земли. От неё у него родился Станислав, выдающийся воитель, который сражался под знамёнами Прокопия Сенявского, префекта войск Королевства, был удостоен почётного титула ротмистра Великого Княжества Литовского, во многих походах и набегах над врагами счастливо торжествовал. Заключил законный брак с Лопачанской герба Шалава, от которого родились выдающиеся и заслуживающие похвалы воины. Георгий в столкновении с татарами под Растовицией (Ростовом ?), сражаясь под знамёнами Струса со славой погиб. Валентин, который при непобедимейших королях Августе и Стефане под началом полководца Шангушко (Сангушко?) был предводителем отрядов против московитов и татар. От брака с дочерью Чахровского он имел девятерых сыновей, почти все они были доблестные воины, из которых самым выдающимся воителем был Марк, который с Близыньской заключив брак, оставил после себя сына Прокопия, не худшего, чем он сам, который был отличным воином и выдающимся ротмистром Светлейшего Королевского Величества.
Из его единоутробных братьев Христофор военной службой также не пренебрегал. Николай и Себастьян под знамёнами воеводы Бельцкого Влодека воевали, Пётр, Прокопий и Ян по их славным следам пошли.
Николай, сын Валентина от Елизаветы Старчицкой, который с юности и до самой старости неутомимым воином был, поэтому многими и блистательными почестями на службе удостоен был. И поскольку ни одного похода он не пропустил, но радостно смело и удачливо сражался, был он назначен знаменосцем Светлейшего Владислава IV, тогда князя, а сейчас, Божией милостью короля польского. Потом за такие заслуги, а он против Скиндер-паши династа оттоманских турок, против Густава в Пруссии, против московитов, скифов, мятежных казаков сражался под Медвежьей Лозой, Кумейками и Старжецем, жизни за родину и короля не жалея, префектуру Хмельницкую в награду получил. Был он также в посольстве к императору турок Мустафе. После цекорианского поражения был предводителем войск, уйдя с должности предводителя, был главой воинов, не погибших при защите Отечества. Поэтому Владислав IV , щедрый воздатель за заслуги, должность определителя границ военных лагерей Королевства ему назначил, и в своей привилегии это отметил. Николай Стогнев с юности себя на военной службе показал, с Владиславом IV против московитов под Смоленском сражался успешно. Возрос ты громким именем настолько, что тебе и родственники единокровные, и воины, и сенат и сам король почести воздали.
Волинские, иначе Воленские в Мазовии с древнейших времён производят род свой из Вержбовской Воли. Многие из них в военных лагерях величие души своей показали, своё искусство в боях с врагами явили. Ян Волинский, иначе Воленский, в законом браке имел четырёх сыновей, которые наследство оца и матери по жребию поделили. Андрей и Николай получили в земле Висненской имение Лобржиталов и долю в Воле Вержбовской и половину виллы Лотова. Станислав получил вторую половину Воли Вержбовской . Велислав получил имение Хойнова и четвёртую часть имения Пршивильчи.
Станислав, прославив свою юность и молодость героическими деяниями, оставил после себя сына Якоба. Якоб, сын Станислава, был человеком чести, любящим доблесть. Он оставил после себя сына Мартина от брака с дочерью Якоба из Коздроя. Его дочери были выданы замуж за Лагона и Лещинского. Мартин после благородных свершений с Елизаветой Неборской в 1544 году заключил брак. После него остался сын Станислав и дочери, из которых одна была замужем за Николаем Заховским, а другая – за Домбровским (Дабровским) Вильком.
Станислав, который будучи в Швеции предоставил королю Сигизмунду III доказательства, что он доблестный и смелый воин, вступил в брак с Горской, сестрой воеводы Мазовии, рождённой от Гизицкой, которую Чолковна родила, и от этого брака имел сына Матрина, доблестного и многоопытного воина, который с восемнадцати лет и до глубокой старости военного лагеря не покидал. По поручению светлейшего короля он, под предводительствомЯна Потоцкого, в то время сильнейшего предводителя войск, сражался за Константина Могилу, воеводу Молдавии против мятежников. За московского князя Димитрия он сражался под предводительством Рожинского. В другой раз под предводительством префекта королевских войск Станислава Жолкевского , когда они Столицу осадили, он знаки воинской смелости и доблести на тело получил. И, наконец, против татар и восставших казаков под предводительством Станислава Конецпольского, верховного префекта воинов, много раз сражался. Был он также в должности посла от префекта войск к династу (правителю) Силистрии Махмету Диарку паше.
Он свои имения в Подолии основал, заключил брак с Катариной Клемничовной, от которой у него родился сын Стефан, доблестный воин, который под знамёнами верховного префекта сражаясь, послом к турецкому визирю от этого самого префекта был направлен. Вторым браком он был женат на дочери Крезеловского (Крезелёвского?), от которой у него родилась дочь София. Был он муж заметный и дома, и на форуме, благодаря своей человечности, мудрости и щедрости к бедным. Был удостоен титула трибуна Подолии.
Альберт, Матьяша, а также другой Альберт Волинский подписали избрание светлейшего короля Владислава IV от земли Нурской.
Маковецкие в Добржинской земле были мужи с большими заслугами перед Родиной. Чаще всего их назначали короли на должности в Литву. Их имения были на реке Любич Историки упоминают Валентина с братьями, потомство которых украсило фамилию.
Аринковы в Мазовии – хранили стыд в юности, мудрость в старости.
Луговские в Луковском дистрикте. Станислава, заметного делами и свершениями военными, упоминают историки, ибо больше всего воодушевляла и укрепляла воинов князя его доблесть и присутствие в опасностях.
Орловские в Добржинской земле. Были и секретарями королей, служа знаниями своими, и любителями военных лагерей.
Ребеленские в Мазовии. Они, созданные воинами, прекрасно сражались, ибо прирождённый и обученный воин легко побеждает. Был из их числа до 1590 года каноник гнесненский.
Жолчинские. Георгий, неутомимый воин, в царствование Стефана был префектом зидаковским, от брака с Боровской детей не имел. У него было два родных брата: Альберт, который оставил после себя дочь, вышедшую замуж за Пясецкого, нотария земли Бусценской, и Станислав, у которого был сын Георгий, камерарий Границкий. Благодаря военным действиям, Жолчинские перебрались в Россию из Плоцкого воеводства, из села Жолчины. Эта семья выделяется доблестью и украшается благородством.
Жолкевские из села Жолкевы в Бельцком и Русском воеводствах. Они в эти воеводства из Княжества Мазовского перебрались. Издавна блеском заслуг своих перед Родиной и государством они знамениты. Поэтому высочайшими почестями и титулами Королевства, как на военной службе, так и в сенате, были они украшены, многое за короля и государство претерпели они и совершили. И, поскольку по когтю узнаётся лев , взглянув на нынешних, сразу же поймёшь, каковы были мощью и достоинством предки. Николай, воевода бельцкий, восприняв обычай предков своих хорошо государству служить, в походах против татар и молдаван, когда того требовала государственная необходимость, пребывал и жил. Оставил после себя сыновей – Николая и Станислава, подобных себе. Вот к ним из гроба голос родителя.
Да будем любить Родину, да будем защищать королевское величество, да будем оборонять церковь, да пренебрежём частным превосходством, и да послужим вечной славе, и помыслим же, наконец, что тело мужа сильного и человека могучего смертно, слава же души и христианской, католической доблести будет непреходяща.
Николай, первый сын Бельцкого воеводы, был доблестным подражателем деяний отца своего. Он, сражаясь вместе с Мелецким, явил большие признаки сильной души, как в сражении против московитов под Соколом, о чём упоминает Папроцкий, так и вдругих сражениях, например в походах Королевства под Гедан. Он был удостоен титула префекта медицкого.
Станислав, второй сын воеводы, который вместе с братом наставлениям и примерам старших следовал, заслуги из заслуг, победы из побед к их подвигам присоединил и добавил .Его государство и светлейший король многими удостоили титулами, и в первую очередь титулом воеводы бельцкого, а затем и русского. Отойдя от дел королевства на покой, он обвенчался с Софией Липской, от которой у него родилось двое сыновей, великих граждан государства: Николай и Станислав. Николай, первый сын Станислава, подкоморий львовский, был мужем учения и тоги, был справедлив и в судебных трибуналах, и в сенате. Оставил после себя дочь, которая вышла замуж за кастеляна каменецкогои старосту скальского, и двух сыновей - Адама и Лукаша. Похоронен он в Бродах, наследственном имении, которое сейчас перешло к Конецпольским. Адам, первый его сын, как муж благородной души, более всего проявил себя в делах военных. Его дела, посвящённые Марсу, доставили ему титулы от светлейшего короля, среди которых была также должность строителя военных лагерей.
Лукаш, второй его сын, известен заслугами своими перед Родиной. Я приведу здесь его эпитафию в переяславской церкви Общества Иисуса., им самим основанной.

ЛУКАШ ЖОЛКЕВСКИЙ

Сын Николая, подкомория львовского, племянник Станислава, верховного предводителя войск и верховного канцлера, воевода браклавский, калисский, хмельницкий, переяславский, мирбогродский и проч.
ИСТИННЫЙ ГРАЖДАНИН ОТЕЧЕСТВА
С детства посвятив себя благородным искусствам, по поручению Сигизмунда III, отцв Владислава IV, короля Польши бывал в чужих странах.
ДОРОГ ОН КОРОЛЯМ
Остаток дней своих и обширнейшие родовые владения для блага Родины и для Чести он, надев военный плащ, пожертвовал.
ВОИТЕЛЬ В ВАЛАХИИ
Новый Тирон военных походов, скифами был пленён и в Турции в темнице два года удерживался
В ПРУССИИ
Многократно был военным трибуном, победил под Хаммерстеей предводителей войска Густава и пленив их, к королю доставил.
В МОСКОВИИ
Вероломного московита, империю его железом и огнём опустошив, он к заключению мира принудил.
Бунтовщикам
Он всегда был страхом,
Добрым
Он всегда был любовью.

Был он муж в тоге – мудрейший, в военном плаще – сильнейший, в храме – католичнейший, среди верующих – благодетель, и главнейший основатель переяславской коллегии отцов Общества Иисуса.
Не будучи женат, пребывая ещё не в том возрасте, чтобы устать от тягот войны, на 42 году жизни, защищённый всеми таинствами католической церкви, 5 ноября 1636 года к к небесным триумфам он отошёл.
Вот какой элогий написал ему Адальберт Пигловский из Общества Иисуса.

ЛУКАШ ЖОЛКЕВСКИЙ

Родом и душою великий,
Доблестью и силой величайший
Рождённый для войны, ещё будучи мальчиком, был воином,
Он, кажется, сидел на груди не у матери, но у Марса,
Держа в руке железо, а не фасции .
Сжигающее пламя для турок, скифов, казаков,
Всюду хозяин своей Фортуны,
Он никогда не колебался.
Видно, что он не только Родину, но также и Церковь любил
Переяславскую коллегию Общества Иисуса основал.

Станислав. Второй сын Станислава, был венцом и украшением семьи Жолкевских. В его элогии, под гербом подписанным, вот что мы читаем:

И Королевству, и своему великому роду, о Жолкевский,
Жизнью и смертью своей, ты вечную славу оставил.
Жолкевские нагнули к подкове головы
Шведов, турок, гетов , а также московитов.

И в нём проявилось всё то, что о древних сарматах писал Марон: «С самого начала наш род силён знаниями и оружием, юноши бодрствуют на охоте, тревожат леса, правят лошадьми, упражняются с длинными копьями, »
В нём одном было всё, чем государство сохраняется, содержится и защищается, соединившись, в одном законном и истинном защитнике пребывало. Нет в Королевстве ни достоинства такого, ни почести, ни титула, которым не был бы увенчан Жолкевский. Поэтому то мы о нём и читаем: «Станислав Жолкевский, кастелян львовский, верховный предводитель войск Королевства Польского, а кроме того, хрубезовский, рогатинский, камионский, калусский (калужский?), мединицкий староста, до семидесяти лет был бессменно верховным предводителем войск Королевства, поскольку всегда с большой удачей над врагами победы одерживал». Поэтому также всех почестей был он удостоен, о чём свидетельствуют две эпитафии. Первая находится в Валахии, за Тиром, в Колоссе, на месте, где убитый хотел быть похоронен.

БОГУ ТРИЕДИНОМУ

Путник, проходящий здесь, если ты христианин, не откажи, во имя Христа, в молитве за усопшего. Если же ты язычник, да не увидишь ты камня на этом месте. Кто бы ты ни был, знай, что сладко и красиво умереть за Родину.
Станислав Жолкевский из Жолкева, канцлер Королевства Польского и верховный предводитель войск, староста баренский, камионовский, яворовский. После разгрома мятежных казаков, а также после побед над татарами, после действий, принёсших триумф в Московии, жестоко с татарами сражаясь, он погиб.
Вы же, окроплённые моей кровью поля, будете вечными и верными свидетелями моих заслуг перед Богом и Родиной.
6 октября, 1620 года.

Другая эпитафия ему находится в Жолкеве
Станислав Жолкевский из Жолкева, канцлер Королевства Польского, верховный предводитель войск, староста баренский и яворовский,
Буйных смирил казаков
И татар разгромил под Удычем.
Пленив тирана московитов, когда их монархия во сне пребывала, будучи победителем и триумфатором, во всём свете славнейшим, в Молдавии, под Тиром, в жестоком сражении с татарами он погиб.
За веру Христову и Родину нашу святую
Жизнью пожертвовал он.
Тело его изрубленное со всеобщей скорбью к родным пенатам было доставлено, и оттуда печальнейшей его супругой в эту могилу положено.
Тебе, враг, на страх,
Тебе, прохожий, в пример.

От брака с Региной из Хербурта он оставил сына Яна и дочь Софию, которую выдал замуж за Яна Даниловича из Олеско, воеводу России.
Ян Жолкевский, староста рубешовский, сражаясь под Тиром, там, где погиб его отец, был взят в плен. Когда же он на Родину из вражеских рук вернулся, был он слаб и изувечен вражеским оружием, однако во всём был подобием своего великого отца. Умер в возрасте 28 лет в 1633 году 26 апреля. Ему в Жолкеве такая эпитафия есть.
«Ян Жолкевский, хрубезовский, яворовский и калусский староста, единственный сын великого отца, рождённый для великих дел и славы. В сражении, в котором отец его погиб, был он взят в плен и, на родину вернувшись (милостью фортуны, играющей людскими делами), был роком похищен в цветущем возрасте. После того, как вернулся он из чужих земель, он сражался с татарами, мятежными казаками, и во всех походах был успешен».
Ян Жолкевский убит казаками в Кумейках. Он и доныне остаётся лучшим из Жолкевских.
Борховские в Подляшском воеводстве, Дробицком дистрикте, выдающиеся воины. От Борховской (?) того же герба оставил после себя сыновей: Григория, Яна, Матьяша. Григорий, выдающийся воин, сражался в Московии и в Пруссии, от брака с Барбарой Скерчинской оставил Родине достойнейших сыновей, воинов: Томаша, Альберта, Григория, Яна, который в Цекоре был убит, и Симона, священника. Дочери же его были выданы замуж за Гроховского и Чекановского (Цекановского). Ян, второй сын Прокопия, от брака с Буржанкой оставил сына Григория, который погиб в Пруссии. Матьяш, третий сын Прокопия, был воин, а также занимался государственными делами. Ян Броховский, кастелян закроцимский, вёл жизнь упорядоченную и был муж исключительной благожелательности. Христофор, нотарий земли Закроцимской, который доблестью украсил срок своей жизни, имел заслуги перед родиной и государством.
Вержбовские в Подляшьи. Андрея, кантора унеёвского и каноника, настоятеля оптавского упоминает эпитафия. Есть они также в ломзенском и зебровском дистрикте.
Градовские в Равском воеводстве. Лаврентий был главным помощником Бонария при перестройке Краковского замка. Был удостоен титула Сохаковского чашника. Оставил после себя сына, который был бездетен.
Добржияловские из Добржиялова, который те же Волынские в Чехановской и Висленской землях.
Лысаковские – древняя фамилия в Чехановском дистрикте. Имеют Лысаковские привилегию вместе с Ястржембскими, данную Конрадом, князем Мазовии, в которой упоминаются Станислав и Николай из Лысаково. Якоб Лысаковский герба Любич, подкоморий ломзенский, при жизни мазовских князей был доблестный воитель. Он под Стржельной, родовым своим имением и под, уже упоминавшимся выше, крестоносцев в бегство обратил. Его сыновьями были: 1. Павел, который от брака с Лезевской (Лежевской?) герба Ястржембец оставил сыновей Якоба и Петра, а Якоб от брака с Кухарской герба Любич оставил после себя сыновей Станислава и Яна, Станислав от брака с Корневской герба Рогала оставил после себя сыновей Николая, Якоба, Валентина, Иеронима, Андрея и Лаврения, из которых Николай собрал украшения юности своей в Италии, Якоб – в Португалии, Валериан – Бранкберге. Сыновей же у Петра, который был братом Павла, сыном подкомория ломзенского, было четверо. Умер он в должности судьи Нурской земли. 2. Сын Якоба Николай имел сыновей: Андрея, Лазаря и Яна, из которых Якоб (?) имел сына Яна, подкомория нурского, который от брака с Ласочанкой герба Рава (?) оставил после себя сына Николая, который вступил в Орден младших братьев , Яна и Станислава, Николая, каслеляна хелмского, который от брака с Чечишевской (Цецишевской ?) имел четырёх сыновей. 1, Якоб, придворный короля Стефана, который за королевский счёт в Венгрии обучался, вернулся оттуда доблестным воином. 2. Ярослав. 3. Адальберт, воин. Его сёстрами были: Елена, которая была замужем сперва за Лазневским, а потом за Гаспаром Васишенским, и Маргарета, замужем за Соломерецким. 3. Подкоморий Станислав, сын Якоба, муж весьма в науках искушённый, любивший мир и доблести. 4. Ян, нотарий Завкрженский, был убит во время междуцарствия Мостовским герба Долега. Вскоре после этого умерла и его жена, оставив детей: Адама, Абрахама и Анну. Андрей же, второй сын Николая и брат Якоба, был подкоморий ломзенский, имел сыновей: Станислава и Матьяша.
Станислав Лысаковский от Нурской земли подписал избрание Владислава IV, короля Польши.
Незабитовские в Люблинском воеводстве, из числа которых был Якоб, удачливейший воитель, который вместе с Мелецким под Хотином громил турок. Богдана, сына Александра во владении он восстановил, против татар сражался под Гродеком в 1574 году, под Тарнополем в 1575 году, под Збаром в том же году, под Дубной и под Острогом в 1577 году. Против московитов сражался под Великими Луками в 1580.
Ян (?) подписал избрание короля Владислава IV от Люблинского воеводства.
Хабовские в Плоцком воеводстве, из которых Мартин, будучи в Краковском воеводстве, заключил брачный контракт, а также имение укрепил. Оставил после себя сына Иеронима, который был мужем учёным и нравами сияющим.
Грушевские из села Грушцы Большие и Малые в Хелмской земле. Матьяш был доблестный воин. Ему которому король Ягелло вышеупомянутые Грушцы пожаловал, и титулом королевского знаменосца вместе с тем удостоил. От брака с Малицкой имел он сына Андрея, который был лучшим воином во времена королей Сигизмунда и Стефана, и который был убит двоюродным братом Казимиром, а до того от брака с Софией Ганской родил сына Петра, последовавшего по стопам отца в военном деле. Он от брака с Анной Орховской оставил после себя восемь сыновей, из которых шестеро погибли в различных сражениях, а седьмой, Бронислав по прозвищу Шумилист, отправился сражаться в Россию. Был он у Зборовского ротмистром, военным судьёй, а сейчас – трибун Чернеховский (Черниговский?). Н. Грушецкий, брат Матьяша, имел прозвище Баран. Альберт, его сын, от брака с комаровской родил Станислава, Яна, Петра и Андрея. Станислав от брака с Дубанёвской имел сыновей: Томаша, воина, который был убит в Галиции и Николая, знаменосца. Н. Грушецкий, третий брат Матьяша, имел прозвище Хуйский. Его потомство – Ян, Валентин, Альберт и Пётр, родные братья. Ян, муж войны, сражался вместе с Потоцким, от брака с Софьей Пелчанкой оставил сына Якоба, который воевал вместе с Тарновским, Замойским, Калиновским. Воин Альберт от брака с Молинской имел сына Тобиаша. Пётр был убит татарами в Покутии, оставив после себя сына Мартина, подающего самые лучшие надежды.
Крушицкие. Андрей оставил после себя сына Стефана, воина, сражавшегося вместе с нотарием кастренским и префектом богуславским – Казановским.
Серковы в Люблинском воеводстве.
Боржеховские – там же.
Пичковские – там же. Некоторые из них перебрались в Подолию, воины выдающиеся.
Бялоблоцкие – в Хелмской земле из селения Бялоблоты.
Сендзицкие в Хелмской земле, которые, по сути, те же Бялоблоцкие, но по названию имения, которое они получили при разделе наследства, называются Сендзицкими. Андрей, воин сражавшийся под Геданом и в Московии, который имениями обзавёлся в Люблинском воеводстве, от брака с Софьей Хобржинской оставил сыновей: Яна, воина Вильгельма и ротмистра Николая, который сражался вместе с Одрживольским, префектом зыдаковским, и Потоцким, военным предводителем, Мартина, который сражался вместе с кастеляном каменецким Хербуртом, и Адальберта, сражавшегося вместе с Одржевольским. Якоб, брат Андрея, в Московии, на войне жизнь свою окончил. Георгий, третий брат, в цветущем возрасте к вечной жизни перенесён был.
Доманевские, науками и оружием одарены. Некогда на Станислава такое стихотворение было написано:

Какими титулами я тебя, о достойный Станислав, удовлетворю?
Никто не выше того, о ком говорится в этом стихотворении.
Повествует стихотворение о Станиславе Доманевском,
В возрасте Христа силой победившем схизму.

Флориан оставил после себя сына Мартина, выдающегося воина, который сражался вместе с Жолкевским, канцлером Королевства, от брака с Томашевской герба Бонка (Бонца) родил Стефана, Флориана, Константина, Богуслава.
Горецковские в Равском воеводстве.
Розыцкие в Мазовии, чистоту свою на службе государству показали. Якоб подписал избрание короля Владислава IV от Ленцицкого воеводства.
Боровские в Хелмской земле, любящие свободу и Родину.
Шероковские в Подляшьи.
Вортковские, которые, собственно, те же Шероковские. Живут так, как подобает благородным, посвящают себя наукам, доблести, войне.
Любовы в Подляшьи. Служа как подобает благородным, и родине, и королю, многих почестей они удостоины.
Раченские заслужили благодарность достойными трудами своими.
Обрапальские из Дробицкой земли. Собственными заслугами они добыли себе награды. Андрей был нотарием кастренским, подстаростой Галиции.
Скивские. Творя добро, служили сенату и Богу.
О, как грустно не иметь никаких добрых дел, за которые тебе воздастся! Заботятся они и о воздаянии, и о заслугах.
Хроматские в Сохаковской земле.
Мурзыновы в Литве. Избегают помеченного от природы, но помеченного доблестью и спокойной фортуной – в наименьшей степени.
Гослицкие, из села Гослицы в Плоцком воеводстве, из которых происходит воеводство Франциск, доблестный воин и подстароста баренский в Подолии, убит в 1556 году татарами. Ему в тарновской церкви есть такая эпитафия:

ПУТНИК
Взгляни на это обиталище тления,
Посмотри, смертный, на несчастного умершего
И украденное смертью оцени.
Так ты поймёшь, что всё в жизни было и есть смертно.

Но такая эпитафия более подошла бы человеку малодушному, у тех же, кто умирает за Родину, смерть счастливая, ибо они занимают место среди ангелов Божиих. Николай был в Краковской земле.
Мнишевские из укреплённого Мнишева в Плоцком воеводстве. Показали храбрость во имя родины и государства.
Ойчиноцкие в Мазовии. Из них Мартин себе имения в Литве приобрёл. Отвратительно иметь заслуги и не быть награждённым, но князья – как боги, справедливые просьбы молящих выслушивают.
Вержбицкие в Ломзенском воеводстве с радостью день посвящают созиданию, а ночь – супружеству. Свершениями своими превосходят они заслуги предков.
Ойрженские, прозванные Мечиковыми в Чехановской земле высоки душой. Якоб у Плонска имениями обзавёлся на Старжебове.
Поникевские в Мазовии знают, что они благородны. Флориан Поникевский, Станислав и Альберт подписали избрание короля Владислава IV от Нурской земли.
Бржезинские (Бжезинские) При разделе имений с Поникевскими они были так названы. Корнелий Тацит сообщает, что некий почтенный муж с непокрытой головой призывал римлян к войне, демонстрируя доблесть. Благородные же поляки без принуждения следят, чтобы не случился государству какой-нибудь ущерб.
Плотковы, в границах Ломзенской земли со стороны Пруссии, делают только такое, от чего не бывает ни дому позора, ни человеку бесславия.
Свидрские в Луковской земле своими прямыми поступками благодарность себе готовят.
Самковы в Мельницкой земле. Дела их заслуживают похвалы, славы и благодарности.
Лисовские в Плоцком воеводстве. Воевали они, главным образом, в чужих королевствах.

Хороманские в Сохаковской земле. Они избегают того, к чему сенат, к сожалению, склоняется и чего князь, тем временем, не сдерживает. Любят они то, от чего похвала их дому возрастает.
Сельские в Плоцком воеводстве – мужи войны, доблести и справедливости. С префектом войск Конецпольским в Пруссии, против татар и против мятежных казаков доблестно воевали. Павел подписал избрание короля Владислава IV от Плоцкого воеводства.
Заорские из Нурской земли закону и королю с честью служат, ибо нет ни страха ни стыда в том, чтобы этому следовать.
Блендзецкие в Серпске. Одни из них душу наукам, а другие Марсу и Беллоне в жертву принесли.
Кршивоновские в Праснисии. Для себя они честь избрали.
Радзиминские в Чехановской земле устойчивы железом, подковой крепки. Сигизмунд и Мартин подписали избрание короля Владислава IV от Чехановской земли.
Клосенские в Добржинской земле. Не покрывается их доблесть пеплом, ибо сильных мужей в потомстве им всегда недостаточно.
Хоенские в Мазовии, из числа которых и Клосенские происходят, славны доблестью предков своих, но и в наши дни заслуживают большой похвалы
Липские в Чехановской земле. Никто так не по сердцу князьям, как отличный гражданин отечества, истинный советник и защитник. О таких пишут ради памяти и примера. Такими показали себя и Липские.
Шулимирские в Мазовии стремились заслугами к награде. Так у них от предков заведено: если есть провинность, за ней следует наказание; если же умножаются заслуги, приходят награды. Некоторые из них стяжав венец и честь воина в Подолию перебрались, под Винницей обзавелись имениями. Из их потомства остались Адам и Пётр.
Млодынские в Заукрче. Никто не оспорит, что государству и потомству своему они славу принесли. Это потому, что они сделал всё, что могут.
Бржезовские науками и достоинством своим украшены. Якоб был каноником плоцким и настоятелем в Плонске. Блажен, кто в келье своей, как ангел на небе, чистые и невинные помыслы лелеет, и устами своими восхваляет того, кто над духом и всеми вещами имеет власть.
Кросницкие в Чехановской земле. Когда Германик увидел в Фивах на каком-то громадном камне египетские буквы, он приказал эту надпись перевести. Она сообщала, что там проживало тогда семьдесят тысяч воинов, победителей мидийцев, Эфиопии, персов, Скифии и других. У нас такого громадного числа нет, но есть те, которые нога к ноге и меч к мечу за алтари и очаги мужественно сражаются, жаждут победить или умереть. Мы хотим, чтобы вы такими же были.
Чеселиские, воины доблестные и служители добру. Блаженны те, которые Богу служат, ибо защитит он их в Судный День.
Раковские. Прекрасно украшать дома предков и Катону или Августу подражать. Якоб и Альберт Раковские подписали от Чехановской земли избрание Владислава IV королём Польши.
Стржешевские в Плоцком воеводстве. Они украшают крест и подкову. Просветил их души триумфатор на кресте Христос.
Смошевские в Плоцком воеводстве. Смирять личную вражду ради общественного блага – вот качество мужа, любящего свою Родину. Другим ещё качеством Смошевские обладали: не избегать трудов и не бояться за Родину пострадать и умереть.
Шуские в Плоцком воеводстве – поклонники мира и тишины. Был один из них в Ордене Доминиканцев, выдающийся проповедник краковский и отец-провинциал Ордена в Чехии, отец Гиацинт Шуский, доктор теологии.
Лопенские. Был из их числа некий аббат могилевский в 1550г., любивший общину свою и место. Блажен, кто милосердием объят, ибо так он весь в Господе Спасителе пребывает.
Глембовские в Мазовии. Делают то, что приличествует мужчинам ,а не женщинам. А что же женщины делают для славы дома? Послушай, что Корнелий Тацит в кн. 1 о Ливии говорит: «Ливия – величайшая в республике мать, величайшая дому Цезарей мачеха», ибо согласилась, чтобы муж помог Родине. (?) Альберт, меченосец брестский, в Куявии с Себастьяном вместе избрание Владислава IV подписал.
Скулимовские в Варшавской земле. О, сколь возмутительно, когда добро юности изглаживает постыдная старость.Тогда святость отмечается, когда с Божию благодатью доходишь до конца. Об этом вас, Скулимовские, я умоляю.
Бялынские, там же. Они заслужили свою честь, ибо Август назначил им почести, показывая благородство их предков, воинскую славу, блеск жизни их дома.
Хелховские в Чехановской земле. Прославленны на военной службе доблестными деяниями. Н.Хелховский был знаменосцем розанским, его сын Генрих – нотарий казны в Пруссии, секретарь его королевского величества.
Залеские в Подляшье. Альберт, коморий дрогицкий, оставил после себя четырёх сыновей: Матьяша, Яна, который был земельным нотарием дрогицким, Якоба и Валентина. Остальные из этой семьи в Великое Княжество Литовское перебрались. Сын Петра – Сигизмунд был нотарием волковицким, а его родной брат – судьёй. Упитской земли.
Рокицкие в Добржинской земле прославлены на военной службе и трудолюбием в делах Королевства.
Неборские в Чехановской земле - прославленные мужи в военном лагере и в деле сохранения блага Родины. Мартин вступил в брак с Карневской, Готард – с Носковской. Сыном Готарда был Якоб, а его сыновья – Владислав, казначей закроцимский, и Мартин подписали избрание короля Владислава IV.

ЛЮБАР, КНЯЗЬ ВЛАДИМИРСКИЙ.

Историки упоминают четырёх Любаров или Любартов. Один из них был сыном Гедемина, князя литовского. Вот как пишет о нём Кромер в книге 14 л. 242. Гедемин таким образом разделил своё владение, что Монивиду достались Керновия и Слоним, Наримунду – Пинск, от русских добытый, Ольгерду – Крева, Кейстуту – Троки, Горяте – Новогрудок, Явнуцию – Вильна. Любарт же, когда взял в жены русскую, дочь князя Вадимирского, стал наследником своего тестя и никакой доли среди братьев своих не получил.
Другой Любарт был сыном Ольгерда, рождённый десятым, согласно Кромеру, кн. 14, л. 242., колонка 2. Третий Любарт был князем руссов, как о том пишет Кромер, кн. 12, 211. казимир в 1349 году предпринял поход в Россию, чтобы ту часть, которую ранее Любар захватил, к Королевству присоединить. Но этот Любар не был сыном Гедемина, которым Любар или Любартовия в Вольхинии (на Волыни?) была основана. В 1351 году Казимир снова его разгромил и в тюрьму заточил. Освободился он, заключив ложный договор, согласно которому он в католическую веру переходил. Веру надолго он не сохранил и бежал во Владимирскую землю. Об этом Кромер, кн. 12, л. 212. Через тринадцать лет король Казимир Владимирскую землю захватил, обложил её данью, и , изгнав оттуда Любарта, отдал еёкнязю Александру, сыну князя Михаила Кориата, племянника Гедемина. Кромер, кн. 12, л. 218. После же смерти Казимира, он снова её захватил, и, разрушив стены, которые построил Казимир, новую твердыню соорудил. Кромер, кн. 13, л. 222. Второй раз была получена от Людовика и учреждена там епископская кафедра, которая позднее была перенесена в Люцеорту или Люск. После смерти Людовика венгры провозгласили Любарта князем Люценским (Луцким?). Кромер, кн. 14., л. 233.

ЛЮЦЕНСКОЕ (Луцкое?) КНЯЖЕСТВО

У историков я вижу четвёртого Любарта, князя люценского. Теодор же, сын Любарта, князя Люценского, принёс присягу Ягеллону, королю краковскому, вместе с остальными князьями. Кромер, кн. 15, л. 245. Были среди них и такие, которые произошли от Пршемысла, князя чехов. Ибо Незамысл имел от Либуши сына, которому наследовал Мната, а тому наследовал Воен или Ворций, затем – Кредомысл и Вратислав, один из них был князем вышеградским, а второй – люценским или затеценским. Первому из них наследовал Властислав, а второму – Некля, который убил Властислава вместе с сыном его Збыславом. Некле наследовал Гостивой, а тому – Боривой, который первым христианскю религию в Чехии утвердил вместе с женой своей Людмилой. Он передал княжество своё Спитигневу, а по смерти его – Вратиславу – другому сыну. От неблагочестивой Драгомиры, чуждой христианской вере, у него были сыновья: Венцеслав и Болеслав. После смерти родителя один из их получил южную часть страны, а другой – северную. Но Венцеслава, на которого император Оттон диадему возложил, Болеслав убил и один всё княжество забрал. От брака с Бреной у него был сын Болеслав и дочь Дамбровика (Дамбровица?), которая стала супругой польского князя Мечислава, и от которой распространилась в Польском Королевстве католическая вера. Кромер, кн. 3, л. 27. Но эти князья Люценские прославлялись в Чехии. Есть, однако, и другая линия Люценских князей, из числа которых был Любарт, а это тоже самое, что люцеорский, как то следует из Кромера, кн. 9, л. 162, откуда будет этот люценский Любарт, тот же самый, который был сыном Гедемина и князем владимирским, и его сын Теодор Ягеллону присягу принёс. И очень часто Люск, согласно Кромеру, назывался крепостью Люценской, как то следует из кн. 20, л. 303 и л. 307.
Есть также в Литве Княжество Люценское, из которого происходит Рейнорльд Хейдельстейн, автор истории Московии при короле Стефане, написанной в четырёх книгах. У Любарта же, князя сперва владимирского, а потом люценского или люцеорского, были сыновья: Михаил, от которого произошли князья Чарторыские, Александр, от которого князья Сангушко, и Ивоний, от которого князья на Козыре. Об этом – Стрыйковский, л. 408.